Руководство Разумного Потребителя Медицинских услуг и Информации

 
Премиум материал

КОМПЕТЕНТНЫЕ МЕДИЦИНСКИЕ РЕШЕНИЯ ПРИ ДЕПРЕССИИ.

Подробное, равностороннее и прозрачное объяснение пользы и рисков современных методов диагностики и лечения при депрессии. Антидепрессанты. Психотерапия. ЭСТ. Физические нагрузки и другие изменения стиля жизни.

Дата публикации:

Объем:
380 страницЗа одну страницу принят объем текста приблизительно равный объему одной книжной страниц.

Оценка: 5.0. На основе 4 голоса(ов).
Please wait...
ВВЕДЕНИЕ: ИНФОРМАЦИОННЫЙ ШУМ И ЕГО ОТРИЦАТЕЛЬНОЕ ВЛИЯНИЕ НА ИНФОРМИРОВАННОСТЬ ПАЦИЕНТОВ И ИХ СЕМЕЙ
ПОЛЬЗА, ВРЕД И НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ ДИАГНОСТИКИ ДЕПРЕССИИ

Что значит диагноз «депрессия»?

Меланхолия, меланхолическая депрессия, эндогенная депрессия и витальная депрессия

Психотическая депрессия

Биполярная депрессия

Скорбь (горевание)

Нормальная грусть (немеланхолическая депрессия, тревожность и стресс, связанные с трудностями жизни)

Большое депрессивное расстройство, клиническая депрессия и дистимия

Избыточная диагностика большого депрессивного расстройства

Обесценивание научных исследований в области лечения и причин депрессии

Изменение восприятия причин депрессии

Затруднение выбора правильного решения при депрессии

Изменения в диагностике депрессии, которые происходят в наше время

Выводы: что такое депрессия? Польза, вред и ограничения диагностики «депрессии»

ПОЛЬЗА, РИСК И ОГРАНИЧЕНИЯ ЛЕЧЕНИЯ АНТИДЕПРЕССАНТАМИ ПРИ КЛИНИЧЕСКОЙ ДЕПРЕССИИ

Насколько часто людям с диагнозом клинической депрессии становится лучше, даже если они не получают специального лечения?

Насколько часто лечение антидепрессантами помогает людям с диагнозом клинической депрессии почувствовать себя лучше?

Насколько велик положительный эффект антидепрессантов при клинической депрессии?

В чем именно заключается психологический эффект антидепрессантов у людей с клинической депрессией?

Какие психотропные эффекты вызывают антидепрессанты?

Что известно об эффективности антидепрессантов в облегчении тяжелых случаев депрессии?

Возможно ли, что результаты испытаний, изучавших эффективность и безопасность антидепрессантов при клинической депрессии неверны?

НАСКОЛЬКО БЫСТРО, БЕЗБОЛЕЗНЕННО И БЕЗОПАСНО ЧЕЛОВЕК МОЖЕТ ПРЕКРАТИТЬ ЛЕЧЕНИЕ АНТИДЕПРЕССАНТАМИ?

Насколько часто при попытке прекращения приема антидепрессантов возникают симптомы абстиненции?

Как быстро могут появиться симптомы абстиненции?

Зависит ли вероятность появления симптомов отмены от продолжительности лечения антидепрессантами?

Какие симптомы абстиненции могут появиться при прекращении применения антидепрессантов?

Как долго могут сохраняться симптомы абстиненции после прекращения приема антидепрессантов?

Что известно о возможности облегчить симптомы отмены антидепрессантов? Помогает ли медленное снижение дозы этих препаратов?

Важность информирования пациентов и важность их участия в планировании отмены антидепрессантов

Каким образом можно отличить симптомы депрессии от симптомов абстиненции, связанных с отменой антидепрессантов?

ЧТО ИЗВЕСТНО О ЕСТЕСТВЕННОМ РАЗВИТИИ КЛИНИЧЕСКОЙ ДЕПРЕССИИ?
ДЕПРЕССИИ И КАК ДОЛГОСРОЧНОЕ ЛЕЧЕНИЕ АНТИДЕПРЕССАНТАМИ МОЖЕТ ПОВЛИЯТЬ НА ХАРАКТЕР РАЗВИТИЯ ДЕПРЕССИИ?
ЧТО ИЗВЕСТНО ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ ЛЕЧЕНИЯ АНТИДЕПРЕССАНТАМИ У ЛЮДЕЙ С ЧАСТЫМИ ЭПИЗОДАМИ ДЕПРЕССИИ?
КАК ЛЕЧЕНИЕ АНТИДЕПРЕССАНТАМИ МОЖЕТ ПОВЛИЯТЬ НА РИСК САМОУБИЙСТВА ПРИ ДЕПРЕССИИ?

Что известно о риске самоубийства при депрессии?

Что известно по поводу возможного влияния антидепрессантов на риск суицидальности при депрессии?

Существуют ли какие-либо причины, по которым эти показатели могут неточно отражать действительный риск суицидальности при лечении антидепрессантами?

Каким может быть действительный риск суицидальности при лечении антидепрессантами?

Противоречия во мнениях экспертов по поводу связи между антидепрессантами и суицидальностью

Лечение антидепрессантами и риск других форм насилия

Выводы о связи между суицидальностью, приступами агрессии и лечением антидепрессантами

ЧТО ИЗВЕСТНО ОТНОСИТЕЛЬНО ВЛИЯНИЯ АНТИДЕПРЕССАНТОВ НА ТКАНИ МОЗГА?
ЧТО ИЗВЕСТНО О ДРУГИХ ПОБОЧНЫХ ЭФФЕКТАХ, КОТОРЫЕ МОГУТ ВОЗНИКНУТЬ ВО ВРЕМЯ ЛЕЧЕНИЯ АНТИДЕПРЕССАНТАМИ?

Насколько вероятно, что отрицательные эффекты, которые были отмечены в исследованиях, действительно являются побочными эффектами антидепрессантов? Насколько уверенными мы можем быть в точности этой информации?

Известные побочные эффекты со стороны желудка и кишечника

Сухость во рту и заложенность носа

Сонливость, снижение бдительности, нарушение равновесия, повышение риска падений

Нарушения сексуальных функций

Проблемы с выведением мочи

Сердечнососудистые побочные эффекты

Нарушение работы печени

Проблемы со стороны кожи

Нарушения со стороны нервной системы, движений и глаз

Изменения со стороны веса тела

Риски отравления антидепрессантами и опасные взаимодействия этих препаратов с другими лекарствами

Что известно о безопасности лечения антидепрессантами для людей старше 65 лет?

Риски применения антидепрессантов во время беременности и грудного вскармливания

Что известно о пользе и рисках применения антидепрессантов у детей?

ПРИНЦИПЫ РАЦИОНАЛЬНОГО ПРИМЕНЕНИЯ АНТИДЕПРЕССАНТОВ
ПОЛЬЗА, РИСКИ И ОГРАНИЧЕНИЯ ПСИХОТЕРАПИИ В ЛЕЧЕНИИ ДЕПРЕССИИ

Что такое психотерапия?

В чем заключается разница между психиатрами, психотерапевтами, психологами и психоаналитиками?

Что известно о возможных отрицательных эффектах психотерапии?

Насколько чаще люди, получающие психотерапию, испытывают облегчение симптомов депрессии по сравнению с пациентами, которые получают другое лечение или не получают никакого лечения?

Насколько значительнее психотерапия облегчает симптомы депрессии по сравнению с другими методами лечения?

Что известно об эффективности психотерапии у людей, которым не помогло лечение антидепрессантами?

Способны ли короткие курсы психотерапии создать продолжительный эффект, который сохраняется после их прекращения?

Что известно об эффективности лечения у людей, которые продолжают психотерапию?

Что известно об эффективности облегчения симптомов депрессии при самостоятельном обучении навыкам психотерапии?

ЧТО ИЗВЕСТНО ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ ФИЗИЧЕСКИХ НАГРУЗОК В ОБЛЕГЧЕНИИ СИМПТОМОВ ДЕПРЕССИИ?
ЧТО ИЗВЕСТНО ОБ ЭФФЕКТИВНОСТИ КОРРЕКЦИИ ПИТАНИЯ В ОБЛЕГЧЕНИИ СИМПТОМОВ ДЕПРЕССИИ?
ПОЛЬЗА, РИСКИ И ОГРАНИЧЕНИЯ ЭЛЕКТРОСУДОРОЖНОЙ ТЕРАПИИ В ЛЕЧЕНИИ ДЕПРЕССИИ

Что такое электросудорожная терапия и как проводится это лечение?

Что известно о механизме действия ЭСТ?

Что известно об эффективности электросудорожной терапии в облегчении симптомов депрессии?

Что известно о безопасности и побочных эффектах ЭСТ?

Выводы по поводу применения электросудорожной терапии в лечении депрессии

ЛИЧНОЕ РЕШЕНИЕ ПО ПОВОДУ ПРИМЕНЕНИЯ МЕДИЦИНСКИХ УСЛУГ ПРИ ДЕПРЕССИИ
ПРИЛОЖЕНИЯ

Основные классы препаратов, относящихся к группе антидепрессантов

Неполный список возможных взаимодействий антидепрессантов с другими лекарственными препаратами и продуктами питания

Методы лечения депрессии, которые мы не рассматривали в этом руководстве

Введение: информационный шум и его отрицательное влияние на информированность пациентов и их семей

Если у вас есть серьезные вопросы по поводу депрессии и вам нужно принять важное решение — это руководство поможет вам.

Сейчас проблему депрессии окружает один из самых сложных лабиринтов медицинских товаров и услуг и целый океан информации. Только по вопросу об эффективности антидепрессантов в лечении депрессии доступны тысячи рандомизированных испытаний, сотни метаанализов и обзоров, не говоря уже о бесчисленных комментариях экспертов, общим объемом в сотни тысяч страниц.

Научная литература является основой доказательной медицины, и потому может показаться, что наличие такого количества информации является хорошим признаком. Вполне логично предполагать, что если в определенной области было проведено так много исследований, лечение, скорее всего, является высокоэффективным, ведь иначе зачем проводить столько исследований?

Наличие большого количества информации также намекает на то, что проблема уже глубоко и всесторонне изучена, и, стало быть, у пациентов и их лечащих врачей не должно быть никаких проблем с тем, чтобы быстро и уверенно принимать решения. Если понаблюдать за тем, как в современной практике многие врачи и пациенты всего за несколько минут и почти без всяких обсуждений принимают решения по поводу лечения депрессии, можно поверить, что в этой области на самом деле все понятно и нам остается только применять открытия доказательной медицины… К сожалению, и вопреки нормальной логике, дела обстоят совсем иначе.

При внимательном рассмотрении можно увидеть, что весь сектор научной и обывательской информации о депрессии заполнен невероятным количеством информационного шума, то есть низкокачественными исследованиями, искаженными толкованиями, а также выводами и рекомендациями, которые не поддерживаются фактами или даже противоречат им.

 

Существует несколько причин, по которым информационный кризис остается плохо заметным для широкой публики. Во-первых, упадок качества информации и выводов в области депрессии столь обширен и глубок, что однородный поток искаженной информации формирует новую извращенную «норму». Во-вторых, проблема низкокачественной информации по большей мере скрывается или игнорируется многими важными организациями, ведущими специалистами и масс-медиа. В-третьих, зачастую этот информационный шум весьма похож на качественную информацию, а для его создания эксплуатируются рандомизированные испытания, то есть, те же самые инструменты на которые многие люди привыкли полагаться как на источник истины.

Какими бы ни были его причины, можно без всякого преувеличения сказать, что информационный беспорядок, существующий сейчас в области депрессии, поддерживает одну из самых значительных эпидемий избыточной диагностики и избыточного лечения психотропными препаратами у взрослых и детей, которую только видело человечество.

Это тревожный вывод, к которому, к сожалению, пришли не только мы. Например, британский психиатр, автор и защитник прав пациентов Дэвид Хили (David Healy) пишет, что вероятно не существует другой области медицины, в которой академическая литература находилась бы в таком глубоком противоречии с исходными данными исследований. Другими словами, рекомендации по диагностике и лечению депрессии, которые дают пациентам многие организации и эксперты, не поддерживаются научными фактами и зачастую напрямую опровергаются ими.

Экс-редактор одного из ведущих научных медицинских журналов — New England Journal of Medicine — Марша Анджел (Marcia Angell) пишет:
«Я провела большую часть моей профессиональной жизни оценивая качество клинических исследований и считаю, что оно является особенно низким в области психиатрии. Исследования, спонсированные производителями лекарственных препаратов, публикуются выборочно, обычно продолжаются недолго, намеренно проводятся так, чтобы преувеличить пользу препаратов и показывают настолько небольшую пользу, что она едва ли может перевесить долгосрочный вред лечения».

Сооснователь Кохрейновского сотрудничества — крупнейшей некоммерческой организации занятой систематическим анализом информации о пользе и вреде медицинских услуг — Питер Гетше (Peter Gotzsche) сообщает, что несмотря на его опыт и обширные знания эксперта доказательной медицины, ему потребовалось несколько лет, для того чтобы осознать насколько плохо на самом деле сбалансированы польза и риски лечения в некоторых секторах психиатрии.

Без сомнения, проблемы с качеством информации и прозрачным информированием потребителей есть во многих областях современной медицины. Достаточно вспомнить хотя бы неосторожные обещания и рекомендации, которые адресуют потребителям многие организации и эксперты в области защиты от онкологических болезней. Однако в области психиатрии вообще и в области депрессии в частности по своему размаху и последствиям эти проблемы достигли поистине чудовищного уровня.

За последние несколько десятилетий влияние медицины в области психологических проблем значительно расширилось и укрепилось. Однако, как будет показано в этом руководстве, такая экспансия, движимая главным образом административными, коммерческими и академическими интересами, но не научными фактами и долгосрочной пользой для потребителей, сильно навредила и продолжает вредить множеству взрослых людей и детей.

В такой ситуации выбранный нами подход к работе с научными данными и к информированию пациентов и их семей кажется нам особенно ценным. Более того, мы смогли провести этот обзор и переработать массив информации в области депрессии только благодаря этому подходу. Когда вы рассматриваете информацию сквозь призму принципов, твердых фактов и вопросов, важных для пациентов — увидеть достоверные сигналы о пользе и рисках, на которых пациенты могли бы обосновать свои решения, становится гораздо легче.

Хотя некоторые авторы и организации уже прилагают значительные усилия для системного решения кризиса некачественной информации в медицине, им противостоят значительные силы, и не понятно, когда этот кризис будет преодолен окончательно. Мы рады, что вместе с нашими подписчиками, которые поддерживают нашу независимую работу, мы смогли внести вклад в это дело. Теперь потребителям не нужно ждать системного решения проблемы дезинформации в области депрессии. Опираясь на перечисленные здесь твердые факты и принципы, они уже сейчас могут выбрать, что действительно лучше для них.

***

Во многие факты, касающиеся прошлой и текущей практики диагностики и лечения депрессии трудно поверить. Такие факты определенно представляют саму психиатрию, врачей, которые устанавливают психиатрические диагнозы и прописывают психиатрическое лечение, и даже сами практики доказательной медицины в неприятном свете. По этой причине, для полной ясности мы хотим добавить, что этот материал не имеет цели дискредитировать современную медицину, психиатрию и врачей, практикующих в этой области, или заменить помощь специалистов. Из всех критических аргументов, которые мы нашли в ходе работы, мы сохранили в материале только те аргументы, которые могут иметь прямое влияние на решения пациентов и их понимание важных исследований. Мы надеемся, что изложенные здесь факты и принципы помогут пациентам и их лечащим врачам в достижении их общей цели — принимать взвешенные и аргументированные решения, соответствующие реальным потребностям, целям и пожеланиям пациентов. В том, что касается доказательной медицины, на примере этого материала мы надеемся показать потребителям, что научные практики никогда не смогут стать заменой здравого смысла и честности, и что настоящая доказательная медицина не отождествляется только с научными доказательствами. Помимо научных аргументов, она в равной мере включает в себя также клиническую мудрость и суждения самих пациентов о пользе и вреде.

Чтобы продолжить чтение, вам нужно купить доступ к полной версии материала:

После оплаты вы получите полный доступ к этому руководству по депрессии, всем другим премиум материалам сайта и всем обновлениям в течение года.

Если у вас есть какие-то вопросы — напишите нам.

Отрывки из разных глав этого руководства

Отрывки из главы о диагностике депрессии

«Понимание разницы между упомянутыми подходами, а также понимание причин, по которым в психиатрии существует такой глубокий разлом может оказать большое влияние на то, какой специалист будет выбран для помощи человеку с депрессией, какой план лечения будет составлен, и каким будет соотношение рисков и пользы лечения.
По этой причине мы посчитали, что для читателей будет ценным самостоятельно рассмотреть основные аргументы «за» и «против» каждого подхода и на этой основе принять личное решение о том, какому подходу они хотят отдать предпочтение. Далее мы представим основные факты и принципы в этой области и одновременно с этим объясним практическое значение основных диагнозов, которые могут получить люди с «депрессией».»

***

«В области психиатрии, вообще, и в области диагностики депрессии, в частности, вопрос о разнице между нормой и отклонением стоит исключительно остро. Для пациентов и их семей этот вопрос сопряжен с высоким риском неоправданной постановки диагноза и неоправданного лечения.»

***

«DSM 5 игнорирует доказательства, указывающие на то, что у людей, переживающих серьезную потерю, не должен устанавливаться диагноз клинической депрессии. Из-за этого люди, переживающие тяжелые потери, стали подвергаться риску ложной постановки этого диагноза.»

***

«Несмотря на это, после введения критериев DSM-3 исследователям не удалось найти доказательств того, что все случаи клинической депрессии объединяются какой-то общей причиной, общим механизмом развития, стабильным уникальным набором симптомов, общим течением, общими исходами или общим ответом на лечение.
Важность этого факта трудно переоценить, так как именно такие сходства оправдывают объединение пациентов в одно исследование или назначение им одного лечения.»

***

«Таким образом, вопреки названию, явно намекающему на тяжелые формы депрессии, такие как меланхолия и психотическая депрессия — многие случаи большого депрессивного расстройства вовсе не такие уж «большие». Такой диагноз могут получить многие люди с кратковременной грустью, связанной с трудностями жизни (2)(7). В этой ситуации диагноз «большое депрессивное расстройство легкой тяжести» начинает противоречить сам себе и вводит в заблуждение, так как многие из состояний, которые он описывает не являются «большими», не являются «депрессией» и не являются «расстройством».»

***

«Можно представить себе насколько бесполезно и оскорбительно может быть для человека в таких ситуациях получить диагноз «клинической депрессии» и объяснение того, что эта проблема связана с химическим дисбалансом каких-то веществ в мозге.»

***

«Под категорию «большого депрессивного расстройства» подходят люди с самыми разными психологическими состояниями: от людей, переживающих из-за временных неудач, до людей в тяжелом и необъяснимом состоянии подавленности с непреодолимыми суицидальными порывами; от раздражительных подростков, которые жалуются на сонливость, плохой аппетит, отсутствие интереса к занятиям в школе и неспособность сконцентрироваться над решением школьных задач, до замкнутых пожилых людей, которые жалуются на бессонницу, постоянный голод, усталость, и обеспокоены своей бесполезностью (7)(17).»

Без всякого сомнения, отнесение всех этих случаев к одной диагностической категории говорит больше о несостоятельности современной системы диагностики, чем о реальных клинических сходствах этих проблем.»

***

«Толкование частых психологических симптомов в ключе психиатрических нарушений почти автоматически отклоняет выбор лечения в сторону психотропных препаратов (4). Таким образом, избыточная диагностика приводит к избыточному лечению, которое не приносит пользу и может причинить значительный вред. Несмотря на благие намерения, масштабные программы выявления депрессии часто вредят людям, которым они пытаются помочь. Большинство людей с диагнозом «клинической депрессии» нуждаются в улучшении условий жизни, повышении финансовой безопасности, восстановлении отношений, а не в психотропном лечении.»

***

«Иронично, что основанная на симптомах система диагностики была создана отчасти, для того чтобы сделать психиатрические диагнозы более научно-обоснованными, и для того чтобы ответить на обвинения антипсихиатрического движения, о том, что психиатрия является не более чем средством социального контроля, замаскированным под медицину.
Не только исследователи и врачи, но и потребители должны понимать, что основанная на симптомах система диагностики была разработана таким образом, что стала неспособной отличать нормальные переживания от психиатрических нарушений и этим приводит к тем самым злоупотреблениям, от которых она была призвана защищать.»

***

«В отсутствии признания их уникальной и сложной личной истории, участники рандомизированных испытаний, «подходящие под критерии диагностики большого депрессивного расстройства», превращаются в их собственные карикатуры, очерченные только количеством и силой нескольких симптомов. Такое упрощение необходимо для того, чтобы втиснуть пациентов в рамки рандомизированного испытания, однако полностью разрушает логический фундамент этого эксперимента. Главный научный принцип рандомизированного испытания заключается в том, что пациенты, участвующие в нем, должны быть одинаковыми во всех отношениях, способных повлиять на его результаты. Единственной разницей между группами пациентов должно быть лечение (29). Когда в одно рандомизированное испытание набираются пациенты с совершено разными психосоциальными историями, в контексте которых развилась депрессия, этот эксперимент опускается до уровня полной бессмыслицы, так как начинает искать «общие причины» или «общее эффективное лечение» среди людей, с совершенно разными проблемами. В другой области медицины такая ситуация считалась бы полным абсурдом. Например, в области инфекционных болезней подобная ситуация могла бы сложиться если бы исследования по изучению прогноза болезни и реакции на лечение изучались бы в смешанных группах состоящих из пациентов с туберкулезом легких и обычной простудой, только потому что и те и другие пациенты жалуются на кашель и незначительное повышение температуры.»

***

«Задавая вопросы о причинах, мы надеемся получить правдивый ответ, но, к сожалению, то, что считается «правдой» нередко определяется не научной обоснованностью, а числом повторений информации. Из-за этого источниками так называемой правды часто становятся не научные центры, а маркетинговые отделы и группы активистов, распространяющие наукообразную бессмыслицу. Опасность этого феномена трудно переоценить. За последние несколько десятилетий такая наукообразная бессмыслица привела к радикальному изменению того, как широкие массы людей воспринимают причины депрессии.»

***

«История «депрессии» дает отличную возможность увидеть, как общественные представления о сущности медицинских проблем и лечения, оправданного при этих проблемах, может сформироваться под влиянием политических, административных и, не в последнюю очередь, коммерческих интересов разных организаций.»

***

«Одно значительное отличие между маркетингом анксиолитиков и маркетингом антидепрессантов заключалось в том, что для создания массового рынка антидепрессантов понадобилось не только ознакомить широкую публику с новым товаром, но и изменить ее представление о сущности проблем который, этот товар был призван решать.»

***

«Таким образом, переход к новой системе диагностики депрессии и массивные маркетинговые кампании для продвижения препаратов из группы селективных ингибиторов обратного захвата серотонина в качестве новых антидепрессантов, создали в широких массах принципиальный сдвиг в понимании причины и следствий большинства случаев «депрессии». Если прежде люди могли сказать, что их угнетают условия работы или проблемы в отношениях с близкими и потому они находятся в «депрессии», теперь их состояние стало толковаться противоположным образом: они в «депрессии», и именно поэтому их раздражают условия работы, и они не способны поддерживать теплые отношения с близкими.

«Прежнее толкование признавало, что, в большинстве случаев, проявления депрессии и есть проблемы сами по себе: «Я чувствую безнадежность, потому что я нахожусь в безнадежной ситуации». Новая концепция предполагает, что депрессия, как настоящая биологическая болезнь, развивается в результате «химического дисбаланса в мозге», а все нарушения в жизни человека происходят по этой причине.»

***

«Отношение к пациенту с депрессией как к человеку, который обладает свободой испытывать широкий спектр нормальных эмоций, в том числе грусть, безнадежность и отчаянье в ответ на обстоятельства, которые могут быть действительно тяжелыми, может открыть новые пути лечения или конструктивного вовлечения в решение проблемы самих пациентов и тех, кто заботится о них.

«Во многих странах, постановка диагноза клинической депрессии и назначение лечения находится в компетенции врачей общей практики, которые не имеют ни достаточного опыта, ни достаточного времени для толкования жизненной ситуации человека.
Все это приводит к тому, что и без того слишком широкие критерии диагностики большого депрессивного расстройства используются еще свободнее. В свою очередь, это приводит к массивной избыточной диагностике клинической депрессии и к неоправданному лечению людей с этим диагнозом при помощи антидепрессантов, несмотря на серьезные основания полагать, что для большинства пациентов эти препараты не эффективнее плацебо.»

Отрывки из главы о применении антидепрессантов при депрессии

«Некоторые авторы высказывают мнение, что «эффективность антидепрессантов при депрессии» — не более чем миф, построенный из тысяч в корне ошибочных экспериментов (47). При этом другие эксперты крайней обеспокоены тем, что, будучи основным инструментом доказательной медицины, рандомизированные испытания дают антидепрессантам возможность вытеснять другие ценные методы помощи при депрессии, эффективность которых просто не может быть доказана в ходе эксперимента.

***

«Предположение о том, что качество межчеловеческих отношений может быть более важным фактором выздоровления при депрессии, чем тип лечения поддерживается результатами одного интересного анализа (52). Авторы этой работы показали, что, несмотря на строго стандартизированные условия, в одном крупном и спонсированном правительством США исследовании вероятность восстановления пациентов с депрессией зависела больше от врача, прописывавшего лечение, чем от того, какое лечение получал пациент — антидепрессант или плацебо. Всех врачей, наблюдавших пациентов в этом исследовании, можно было разделить на три категории. Первая треть врачей систематически получала отличные результаты, вторая треть — средние результаты, а у последней трети врачей лечение было наименее эффективным. Что более важно, врачи из первой трети, достигли более хороших результатов лечения при помощи плацебо, чем сумели достичь врачи из последней трети при помощи антидепрессантов.»

***

«Фундаментальная проблема заключается в том, что из клинических исследований в реальную практику переходит только прописывание препарата, в то время как два других более важных терапевтических элемента, такие как детальное обсуждение психологических трудностей пациента и доверительное общение со специалистом игнорируются и опускаются из-за недостатка времени, навыков и материальной заинтересованности со стороны врачей и их работодателей. В отличие от выписывания препаратов, общение с пациентом трудно стандартизировать, оно занимает много времени, а страховые компании не согласны платить за это. Это может быть одной из причин, по которой скромная польза антидепрессантов, систематически регистрируемая в исследованиях, может полностью отсутствовать в реальной практике.»

***

«Учитывая такую высокую вероятность спонтанного облегчения симптомов клинической депрессии в группе плацебо, совершенно неправильно считать, что улучшение состояния половины пациентов, принимавших антидепрессанты отражает независимый эффект этих препаратов. Гораздо правильнее считать, что независимый эффект антидепрессантов составляет 50% минус 40% то есть только 10%.

В переводе на абсолютные показатели это значит, что четырем из пяти пациентов (80%), которым стало лучше во время лечения антидепрессантами, стало бы лучше и если бы они получали плацебо. Только у одного из этих пяти человек (20%) положительный ответ был специфически обусловлен лечением антидепрессантом.»

Относительная эффективность антидепрессантов при клинической депрессии по сравнению с плацебо

***

«В действительности, метаанализ Чиприани не опроверг и даже не мог опровергнуть предыдущие работы. Он был основан, на тех же самых испытаниях, на основе которых предыдущие метаанализы показали очень низкую эффективность антидепрессантов. Что более важно, сам факт того, что для обобщения результатов всех этих исследований потребовалось проведение метаанализа уже означает, что данные отдельных исследований противоречили друг другу. В случае методов лечения, которые безусловно и значительно повышают шансы на выздоровление (например, в случае лечения антибиотиками при пневмонии), такого никогда не происходит. Если лечение действительно эффективно, его польза очевидна и для ее доказательства нет необходимости проводить рандомизированные испытания и тем более их метаанализ.»

***

«Из-за преувеличения действительной пользы лечения, и врачи, и пациенты испытывают большое давление начать лечение и реже соглашаются ограничиться простым наблюдением или такими неспецифичными, свободно доступными и полностью безопасными мерами, как изменение стиля жизни или эмпатическое обсуждение проблем и опасений пациента.
Во-вторых, будучи уверенными в том, что положительный эффект был вызван именно антидепрессантом, пациентам может быть гораздо сложнее прекратить лечение, особенно если отмена препарата провоцирует симптомы, напоминающие симптомы клинической депрессии. Из-за этого в течение нескольких месяцев или лет многие люди могут получать лечение, которое причиняет им вред, но не приносит никакой пользы.»

***

«Таким образом, вопреки неоправданно положительному освещению в средствах массовой информации, новый метаанализ Чиприани и соавторов (57) не только не оставил вопросы о целесообразности лечения антидепрессантами в прошлом, но и заново подчеркнул необходимость обсуждения этой чрезвычайно важной, но по большей мере игнорируемой проблемы.»

***

«Теоретически, положительные результаты исследований в области депрессии могут означать, что лечение создает действительно ценные эффекты, улучшает настроение и возвращает человеку способность преодолевать трудности и нормально функционировать. Однако также возможно, что участники исследований становятся менее подавленными в результате таких аномальных психологических феноменов как притупление эмоций, отстраненность или эйфория. Так или иначе, вещества, изучаемые в испытаниях антидепрессантов, отбираются на основе того, что на предыдущих этапах изучения они вызывают агрессию, заторможенность или неестественное снижение бдительности у лабораторных животных. Понятно, что если такие же эффекты сохраняются и у людей, тогда такие лекарства едва ли будут представлять большую пользу для всех пациентов с клинической депрессией.»

***

«Больше всего прочего люди в состоянии клинической депрессии хотят, чтобы лечение помогло им улучшить качество жизни, вернуться на работу, сохранить семью, снизить риск суицида или достичь других таких же важных эффектов, ради которых стоило бы терпеть побочные эффекты лечения и платить за него деньги. К сожалению, несмотря на то, что антидепрессанты были изучены уже в тысячах исследований, на данный момент не известно действительно ли они помогают людям с депрессией достичь этих важных результатов (1)(70). Кроме того, многие другие эффекты этих препаратов остаются по большей мере неизученными.»

***

«Рассматривая результаты испытаний и их метаанализов в качестве аргументов за и против лечения, пациентам и их лечащим врачам нужно принимать во внимание тот факт, что большинство испытаний были проведены с целью получения лицензии на применение антидепрессантов, а не для глубокого изучения их психофармакологических свойств.»

***

«Этот факт показывает еще одну большую проблему в области психиатрических исследований. Одно из важных последствий постановки психиатрического диагноза заключается в потере доверия к мнению пациента и в появлении сомнений относительно его способности рационально мыслить и самостоятельно принимать правильные решения. Исходя из этого, в психиатрических исследованиях то, что пациенты говорят и то, как они выглядят и ведут себя обычно авторитарно истолковывается исследователями. В наше время такая практика столь распространена, что ее закономерность редко ставится под вопрос.»

***

«Само название этой группы препаратов — антидепрессанты — почти не имеет научного обоснования. У многих людей эти препараты создают особенное психологическое состояние эмоционального притупления, отстраненности и расслабленности, в которым они могут быть менее восприимчивы к стрессовым ситуациям. Тем не менее, это состояние едва ли похоже на психологическое восстановление или естественное улучшение настроения, которые многие люди рассчитывают получить от лечения антидепрессантами, учитывая название этих препаратов.»

***

«Из-за того, что во многих современных испытаниях антидепрессантов мнение пациентов истолковывается исследователями, отчеты об этих исследованиях не всегда отражают действительное отношение пациентов к полученному лечению. Для изучения того, насколько сильно отличается оценка, которую дают лечению исследователи от оценки, которую дают лечению сами пациенты, в нескольких испытаниях был проведен параллельный сбор данных. Результаты таких исследований систематически показывают, что пациенты оценивают результаты лечения ниже, чем исследователи (29). Например, согласно оценкам исследователей-психиатров, в восьми исследованиях, в которых приняло участие почти две тысячи детей и подростков, антидепрессанты из группы СИОЗС были на 25% эффективнее плацебо. Однако по оценкам пациентов между активным препаратом и плацебо не было никакой разницы.»

***

«Иногда, несмотря на повышение уровня энергии, аппетита и качества сна, человек остается деморализованным, а увеличение дозы антидепрессанта обычно не помогает справиться с этим (5). Это показывает, что любые случаи депрессии даже те, в которых состояние человека напоминает «биологическое заболевание», являются комплексными эмоциональными и психологическими проблемами. По этой причине полное восстановление при депрессии едва ли может быть получено только за счет фармакологического лечения. В лучшем случае фармакологическое лечение облегчает гнетущее ощущение тревоги, однако кроме этого человеку нужно проделать большую работу, чтобы восстановить свою личность, прежнее психологическое благополучие и переосмыслить тяжелый пережитый опыт.»

***

«В одном исследовании в группах детей в возрасте 10-14 лет, проходивших лечение в психиатрических клиниках, лечение антидепрессантами приводило к появлению приступов мании почти у 10% детей (63). Похожий показатель был установлен и в систематическом обзоре исследований, в которых регистрировались случаи анормально беспокойного и раскованного поведения у детей и подростков (79). В частности, этот обзор показал, что среди детей с диагнозом клинической депрессии анормальное поведение наблюдалось почти у 14 из 100 (13,8%) пациентов, принимавших антидепрессанты, и чуть более чем у пяти из 100 детей (5,2%), принимавших плацебо. Среди детей с диагнозом тревожности признаки анормального возбужденного поведения появились почти у 10 из 100 пациентов (9,8%), принимавших антидепрессанты, и только у одного из 100 детей (1,1%), принимавших плацебо.»

***

«В целом, учитывая возможные психологические побочные реакции антидепрессантов, пациентам и их лечащим врачам нужно понимать, что никакие новые психиатрические диагнозы не могут быть установлены до тех пор пока пациент больше не находится под действием этих препаратов.»

***

«Похожие результаты были получены в еще одном датском опросе, в котором почти половина из 500 респондентов сказали, что согласны с тем, что лечение антидепрессантами может повлиять на личность, и что во время лечения они испытывали частичную утрату контроля над своими мыслями и действиями. Кроме этого, 80% респондентов сообщили, что им было трудно понять, приносит ли лечение какую-либо пользу. Примечательно, что вместо того, чтобы поставить под вопрос целесообразность применения антидепрессантов авторы этого исследования пришли к выводу о том, что пациенты заблуждаются в своих оценках и потому нуждаются в специальном обучении.»

***

«Первый вывод состоит в том, что само название — «антидепрессанты» — является, в значительной степени, необоснованным и вводящим в заблуждение маркетинговым термином. Препараты, которые называются антидепрессантами, вызывают широкий ряд психотропных эффектов не только у людей с депрессией, но и у людей с другими психиатрическими диагнозами, а также у здоровых людей. Нет никаких оснований думать, что эти препараты обладают специфичным действием при депрессии или способны улучшать настроение на длительное время.

Вместо того, чтобы корректировать предполагаемый химический дисбаланс мозга антидепрессанты создают дисбаланс и, вероятно, именно это объясняет их психотропные эффекты. Применение антидепрессантов создает особое психологическое состояние эмоциональной притупленности, расслабленности, отстраненности, дереализации или прилива энергии (5)(64), в котором некоторым людям может быть легче переносить их жизненные трудности и психологические симптомы.»

***

«Как показывают разные эксперты (64)(75)(82), было бы гораздо правильнее, если бы в соответствии с их настоящим профилем действия антидепрессанты не считались бы специфическими лекарствами, помогающими при депрессии, а открыто признавались психотропными препаратами, эффект которых может быть полезен для некоторых людей в некоторых трудных жизненных ситуациях. Согласно такому толкованию, короткие курсы лечения антидепрессантами и другими психотропными веществами могли бы найти место в помощи людям с разными психиатрическими состояниями, однако больше не считались бы единственно необходимым лечением, которое может заменить психологическую или социальную помощь, простое человеческое понимание, сочувствие и заботу.

Правдивое толкование принципа действия антидепрессантов также позволило бы лучше следить за безопасностью их применения. Предположение о том, что лечение антидепрессантами восполняет или регулирует какой-то нарушенный химический баланс, затрудняет отмену лечения. В прошлом можно было нередко услышать возмутительные заявления о том, что отмена лечения антидепрессантами столь же жестока по отношению к пациенту с депрессией, как и отмена лечения инсулином по отношению к пациенту с диабетом.
Неоправданное толкование принципов действия антидепрессантов подталкивает врачей и пациентов приписывать все положительные эффекты действию препарата, а отрицательные эффекты — развитию болезни. Следовательно, в частых случаях неэффективности лечения или появления серьезных побочных психологических эффектов, вместо отмены препарата, такое отношение приводит к увеличению дозы или к назначению дополнительного фармакологического лечения. С другой стороны, в случаях восстановления пациентов (большинство из которых, как было показано выше, обусловлены естественным разрешением депрессии) неоправданная вера в корректирующий эффект антидепрессантов может помешать необходимой отмене лечения. Как будет показано далее, из-за возможных побочных эффектов антидепрессантов, как необоснованное повышение интенсивности лечения, так и необоснованное продление лечения, могут иметь множество отрицательных последствий для пациентов.»

***

«Правильное понимание антидепрессантов могло бы повысить научные стандарты по их исследованию и заставило бы ученых изучать их столь же тщательно и широко, как уже изучаются другие вещества, признанные обществом в качестве психотропных препаратов. На данный момент доминирование понимания антидепрессантов как препаратов, которые «лечат депрессию», скрывает от врачей и пациентов многие важные аспекты их применения и не дает им возможности принимать полностью обоснованные решения пользы и рисков такого лечения.»

***

«Несмотря на то, что ни одному из препаратов не удалось даже незначительно превзойти плацебо ни на первом, ни на втором этапе лечения, в резюме авторы сообщили, что экстракт зверобоя и сертралин по-прежнему остаются эффективными средствами лечения, даже если это и не заметно из-за выраженного плацебо-эффекта.»

***

«Другой и не менее тревожный факт, характеризующий современные испытания антидепрессантов, заключается в систематическом игнорировании и нарушении сбора информации о побочных эффектах и в искаженном сообщении этой информации регуляторным органам, лечащим врачам и широкой общественности.»

***

«Тот факт, что информация о сотнях или даже тысячах исследований, в которых лечение не помогло пациентам или серьезно навредило им, остается скрытой является тяжелым нарушением морального соглашения между доказательной медициной и гражданским обществом (20,34). Добровольцы, которые соглашаются участвовать в испытаниях новых препаратов, делают это в том числе надеясь на то, что их смелость и страдания позволят продвинуть медицинскую науку вперед, и тем самым помогут другим людям в будущем. Однако если результаты испытаний остаются засекреченными, одни и те же неверные исследовательские теории проверяются снова и снова, а общество так и не узнает о том, что некоторые вмешательства приносят больше вреда, чем пользы.»

***

«Таким образом, некоторые симптомы отмены антидепрессантов могут быть весьма похожими или даже неотличимыми от симптомов клинической депрессии или биполярного расстройства.

Для пациентов и их лечащих врачей понимание этого факта может иметь чрезвычайное значение.

Если симптомы отмены антидепрессантов неверно истолковываются как «депрессия» или «биполярное расстройство», тогда, вместо того, чтобы окончательно прекратить лечение, врач и пациент могут решить продолжить ненужное лечение. Более того, в подобных ситуациях существует высокий риск того, что неверное толкование симптомов приведет к постановке нового психиатрического диагноза и к назначению дополнительного лечения.»

***

«Другая важная проблема, связанная с реакцией на отмену антидепрессантов, заключается в том, что у многих людей, симптомы абстиненции (особенно ухудшение настроения, нарушение аппетита и сна) могут быть весьма похожими или даже неотличимыми от симптомов депрессии или биполярного расстройства. Из-за этого, многие пациенты, которые предпринимают попытку прекратить прием антидепрессантов, могут получить ложный диагноз нового обострения депрессии или новый психиатрический диагноз.»

***

«Доступные данные указывают на то, что попытки прервать прием антидепрессантов, в том числе прием препаратов из группы СИОЗС, также могут вызвать серьезные и продолжительные симптомы абстиненции. Из-за этих симптомов многим людям может быть трудно прервать лечение и они могут оценить свое состояние как «зависимость».

По мнению психофармаколога Дэвида Хили, СИОЗС вызывают синдром абстиненции столь же часто, как и бензодиазепины, и, во многих случаях, людям гораздо сложнее преодолеть зависимость от СИОЗС, чем зависимость от бензодиазепинов (5).»

***

«Что делает результаты нашего анализа одновременно и удивительными и вескими, это высокий уровень симптомов депрессии, который, как кажется, необходим для проявления клинически значимой разницы между активным препаратом и плацебо, особенно если учесть, что у большинства пациентов, получающих лечение антидепрессантами в клинической практике, тяжесть симптомов ниже этого уровня.

Врачи, назначающие лечение, составители социальных программ помощи и потребители могут не осознавать тот факт, что эффективность антидепрессантов была установлена на основе исследований, включавших только пациентов с более выраженными симптомами депрессии. Этот важный аспект доказательной базы не отражается в сообщениях, которые по умолчанию используются для продвижения антидепрессантов среди лечащих врачей и пациентов. В этих сообщениях почти не упоминается о том, что данные об эффективности были получены в ходе исследований, из которых были исключены именно те пациенты с диагнозом большого депрессивного расстройства, которые получают лишь небольшую специфическую пользу от этих препаратов. До получения других данных, опровергающих выводы этого метаанализа или других более ранних исследований, должны быть предприняты усилия для того, чтобы объяснить лечащим врачам и потенциальным пациентам то, что, хотя антидепрессанты могут быть весьма эффективными при более тяжелой депрессии, почти нет оснований утверждать, что они приносят какую-то специфическую фармакологическую пользу большинству пациентов с более легкими случаями депрессии.»

***

«Отсутствие долгосрочного положительного эффекта лечения антидепрессантами и важность реакции отмены была показана в другом обзоре 27 испытаний, в которых после прекращения лечения пациенты еще в течение некоторого времени находились под наблюдением. Результаты обзора показали, что более продолжительное лечение не улучшало долгосрочный прогноз клинической депрессии. Другими словами, несмотря на то, что некоторые пациенты получали лечение дольше, чем другие, их риск повторения депрессии не снижался. Более того, в группах пациентов, прекративших лечение раньше, наблюдалась тенденция к более низкому риску повторения эпизодов депрессии в будущем.»

***

«Это исследование также показало, насколько неадекватными могут быть результаты современных испытаний антидепрессантов для оправдания долгосрочного применения этих препаратов в лечении депрессии. В большинстве современных испытаний эффект антидепрессантов оценивается только на протяжении 6-8 недель. Это создает впечатление, что улучшение состояния пациентов связано с действием лекарства, и того, что пациентам стоит продолжать лечение.»

***

«Математически это корректные показатели, однако, как показывает канадский психиатр Нассир Гэми (Nassir Ghaemi), читателям нужно понимать, что такие показатели были рассчитаны на основе все меньшего и меньшего числа пациентов, оставшихся до конца исследования, и вовсе не отражают высокую эффективность лечения у всех пациентов (25). В действительности, большинство пациентов выбыло из этого исследования из-за неэффективности и/или побочных эффектов лечения.»

***

«В своем обобщении результатов STAR*D исследования Эд Пиготт отметил (86) что, выражение «депрессия, устойчивая к лечению» намекает на то, что существует какая-то отдельная группа пациентов, которые странным образом не отвечают на высокоэффективное лечение. STAR*D показало, что в действительности большинство пациентов с клинической депрессией не отвечают на продолжительное лечение антидепрессантами. Это значит, что вместо того, чтобы называть депрессию устойчивой к современному лечению, было бы гораздо правильнее изменить отношение к диагностике депрессии и искать другие методы решения этой проблемы.»

***

«К сожалению, как и в случае парадоксальных эффектов других популярных психотропных препаратов (например, бензодиазепинов), проблема парадоксальных эффектов антидепрессантов долго игнорировалась и была впервые вынесена на широкое обсуждение только в 1994 году итальянским психиатром Джованни Фава (Giovanni Fava). Он писал, что пришло время для проведения серьезных исследований по поводу того, не ухудшают ли психотропные препараты, по крайней мере у некоторых пациентов, те состояния, которые они должны лечить.»

***

«В тех случаях, когда мы продлеваем лечение до 6-9 месяцев, мы можем запустить процессы, противостоящие начальному действию антидепрессанта (и способные привести к потере клинической эффективности лечения). Мы также можем подтолкнуть расстройство к злокачественному и невосприимчивому к терапии течению, что может проявляться отсутствием ответа на лечение или более частым повторением эпизодов расстройства. Когда фармакологическое лечение прекращается, эти процессы больше не уравновешиваются действием препарата, что может привести к появлению симптомов отмены и к повышению [биохимической] восприимчивости к новым эпизодам депрессии. Подобные процессы не всегда обратимы. Чем больше разных схем лечения антидепрессантами мы пробуем и чем больше мы пытаемся усилить действие антидепрессантов другими препаратами, тем вероятнее, что эти процессы, определяющие невосприимчивость к лечению, будут запущены.»

***

«Результаты упомянутого обзора FDA нередко приводятся как аргумент в пользу того, что, в худшем случае, антидепрессанты лишь незначительно повышают риск суицидальности, и что этот феномен наблюдается только у людей моложе 25 лет, но не у людей более старшего возраста. Однако, по мнению разных экспертов, этот и другие похожие метаанализы могли серьезно недооценить риск суицидальности, связанный с лечением антидепрессантами (1,82). Качество метаанализа зависит от качества входящих в него исследований и есть серьезные основания полагать, что показатели суицидальности и агрессивного поведения во многих клинических испытаниях антидепрессантов, включенных в этот метаанализ, были систематически искажены, чтобы преувеличить видимость безопасности этих препаратов.»

***

«Результаты этого испытания часто приводились в качестве аргумента в пользу высокой эффективности и безопасности антидепрессантов у детей. До 2010 года это исследование было процитировано в других научных работах более 180 раз, что указывает на его необычайную популярность в академических кругах. Однако в 2004 году, из-за повторных и настойчивых попыток обмана потребителей относительно рисков, связанных с приемом пароксетина, штат Нью-Йорк инициировал судебное разбирательство против компании производителя (1). В ходе судебного разбирательства часть архивов компании была рассекречена, и после повторного анализа документов испытания №329 стало понятно, что его результаты были чрезвычайно искажены различными методами манипулирования и сокрытия данных (127).»

***

«Все представленные выше аргументы указывают на то, что действительный механизм, связывающий антидепрессанты с суицидальностью, заключается не в усугублении депрессии, а в том, что у некоторых людей прием неподходящих им препаратов (равно как и отмена или изменение дозы антидепрессантов) вызывают опасные психологические побочные эффекты. Такие побочные эффекты могут включать эмоциональную отстраненность, притупление реакции на опасность, дереализацию, деперсонализацию, дезориентацию, чрезвычайное эмоциональное и физическое беспокойство (акатизию), неконтролируемые приступы агрессии и снижение контроля собственных действий (мания).»

***

«Другой аргумент, который часто приводится в пользу защитного действия антидепрессантов, происходит из исследований, в которых было замечено, что применение антидепрессантов приводит к появлению клеток, выглядящих как молодые нейроны. В большинстве исследований, продемонстрировавших этот феномен у людей, принимавших антидепрессанты, использовался метод, который не позволяет отличить, действительно ли клетки, которые выглядят молодыми, являются новыми растущими клетками или же это погибающие клетки, проходящие процесс инволюции.»

***

«Еще более серьезные опасения вызывает тот факт, что многие потенциальные и важные риски антидепрессантов остаются неизученными. Несмотря на то, что было проведено уже так много испытаний этих препаратов, из большинства этих исследований исключались пациенты, которым лечение антидепрессантами прописывается в реальной практике, в том числе пожилые люди, люди которые принимают другие лекарства, пациенты с другими заболевания, беременные женщины и т.д. Кроме того, большинство этих испытаний продолжались слишком мало времени, чтобы выявить возможные долгосрочные риски лечения.»

***

«Это значит, что применение трициклических антидепрессантов в течение одного года ассоциировалось с одним дополнительным случаем гибели на 100 человек. Применение СИОЗС ассоциировалось с 3-4 дополнительными случаями преждевременной гибели на 100 человек в год или с преждевременной гибелью одного человека из 25-30 людей.

Для других антидепрессантов этот риск был еще выше и составлял приблизительно один дополнительный случай преждевременной гибели на каждые 22 человека в год.»

***

«В действительности это означает, что исследователям не удалось доказать сколь-нибудь значимую пользу лечения по важным показателям, на которые они были нацелены с самого начала. По этой причине, после того как они уже располагали данными исследования, они нашли несколько менее важных параметров, согласно которым можно было сказать, что эффект лечения статистически значимо превосходил эффект плацебо. Такое манипулирование данными позволяет опубликовать результаты исследования в положительном свете и создает иллюзию эффективности лечения, но ничего не меняет для потребителей.»

***

«Одна группа авторов сообщила о том, что ей удалось установить статистически значимое преимущество сертралина над плацебо в анализе, проведенном в группе из 365 детей. По их данным, разница в частоте облегчения симптомов депрессии между сертралином и плацебо составила около 10% (145). Однако немного позже выяснилось, что даже такое скромное превосходство было установлено путем объединения данных двух отдельных исследований, ни в одном из которых препарат не сумел превзойти плацебо. Маневр с увеличением общего числа пациентов часто используется в современной медицинской науке. При достаточно большой группе пациентов даже пренебрежительная разница между активным лечением и плацебо может быть доведена до уровня статистической значимости, что позволяет опубликовать положительные выводы.»

***

«До настоящего момента в испытаниях антидепрессантов у детей было задокументировано уже множество случаев коррупции, обмана и серьезных искажений. Несмотря на это, научная литература нередко не содержит никаких упоминаний об этих искажениях и о реальном соотношении пользы и рисков антидепрессантов или даже отрицает факт существования таких проблем.»

***

«При обсуждении «за» и «против» применения антидепрессантов пациентам и лечащим врачам следует обратить внимание на реальное значение результатов исследований и реальное состояние научной литературы в этой области.В частности, несмотря на то, что доступно уже большое количество исследований, опубликованных с выводами о высокой эффективности антидепрессантов, пациентам и лечащим врачам следует учитывать уровни восстановления пациентов в группах плацебо и понимать, что во многих из таких испытаний речь идет о статистически, а не о клинически значимом превосходстве активного препарата над плацебо.В самом лучшем случае накопленные испытания позволяют сказать только, что было бы неправильно считать, что антидепрессанты не вызывают совсем никакого эффекта. Однако только этих данных вовсе не достаточно, чтобы считать, что эти препараты действительно создают ценные эффекты у всех людей с депрессией. Пациентам и лечащим врачам нужно признать, что почти в половине исследований, в которых эффективность антидепрессантов оценивали исследователи, этим препаратам не удалось превзойти плацебо. С другой стороны, результатам исследований, в которых оценку лечения проводили сами пациенты, систематически показывают, что антидепрессанты не более ценны, чем плацебо. Наконец, несмотря на то, что влияние этих препаратов на качество жизни пациентов измерялось во многих исследованиях, эти данные по-прежнему остаются скрытыми, и это позволяет предположить, что они являются отрицательными.»

Отрывки из главы о психотерапии депрессии

«Таким образом, результаты этого исследования указывают на то, что перед началом психотерапии пациентам стоит получить качественную информацию о том, в чем заключается выбранный ими тип психотерапии, какие факторы повышают успешность лечения, и каковы реальные возможности этого лечения.»

***

«Этот метаанализ ясно показывает, что весьма разные на первый взгляд методы лечения (в том числе ненастоящие методы лечения), облегчают симптомы депрессии почти с одинаковой частотой и гораздо более эффективны, чем простое занесение человека в список ожидания. Его результаты позволяют предположить, что все перечисленные методы лечения содержат один и тот же комплексный элемент, в котором больше всего нуждаются многие люди с диагнозом клинической депрессии. Этот элемент состоит в получении человеческого внимания и заботы, в серьезном признании психологических трудностей пациентов, в объяснении их состояния, в заверении в отсутствии тяжелых органических болезней, в вовлечении самих пациентов в решение проблемы и в надежде на возможное улучшение.

Такие выводы позволяют составить более детальное представление о том, каким образом пациентам и их лечащим врачам следует выбирать и проводить лечение клинической депрессии.»

***

«В предыдущей главе было показано, что по шкале из 52 баллов лечение антидепрессантами облегчает симптомы депрессии, в среднем, на два балла больше, чем плацебо, и что такая разница едва ли представляет какую-то реальную клиническую пользу. По сравнению с этим, чистый эффект психотерапии иногда превышает формальный порог очевидной клинической пользы в семь баллов, предложенный некоторыми экспертами.»

***

«Доступные данные поддерживают справедливость этих предположений. В разных исследованиях было показано, что после проведения психотерапии (в особенности когнитивно-поведенческой терапии), пациенты подвержены гораздо меньшему риску быстрого возвращения симптомов депрессии и повторения эпизода депрессии в будущем (159)(154). Например, авторы одного метаанализа обобщили результаты 28 исследований, в которых приняли участие почти 2000 пациентов. Результаты метаанализа показали, что на протяжении более одного года в группе пациентов, прошедших короткий курс психотерапии, повторное появление симптомов депрессии наблюдалось у 39 человек из 100. В группе пациентов, которые прошли лечение антидепрессантами, возвращение депрессии наблюдалось у 61 человека из 100 (159).

Эти выводы были подтверждены в других метаанализах (154)(160)(157). В одном из них группа голландских авторов обобщила результаты 10 тщательно отобранных исследований с похожей структурой. Во всех десяти исследованиях приняли участие пациенты, у которых не было признаков биполярного расстройства или психоза, и в большинстве из этих исследований в качестве психотерапии пациенты получали когнитивно-поведенческую терапию. Результаты метаанализа показали, что, в краткосрочной перспективе, и психотерапия, и лечение антидепрессантами приводили к облегчению симптомов депрессии с одинаковой частотой. В среднем, из 100 человек, получавших психотерапию, исчезновение симптомов депрессии наблюдалось у 38 человек. У людей, получавших антидепрессанты, симптомы депрессии проходили, в среднем, у 35 человек из 100.»

Отрывки из главы о физических нагрузках депрессии

«Что еще более важно, через шесть месяцев только 30% пациентов из группы физических нагрузок продолжали подходить под критерии для диагностики клинической депрессии. В группах пациентов, которые получали сертралин или физические нагрузки в комбинации с сертралином этот показатель составил 52% и 55% соответственно (1)

Таким образом, это исследование показало, что спортивные тренировки определенно могут быть хорошей альтернативой лечению антидепрессантами у людей старше 50 лет.»

Отрывки из главы об электросудорожной терапии депрессии

«Комментируя практику применения ЭСТ, многие специалисты ссылаются на удивительную действенность этой процедуры, однако они весьма редко углубляются дальше, чтобы обсудить, как именно такое лечение помогает пациентам.
Если депрессию можно представить себе как кризис жизненного смысла и ценностей, глубокую подавленность и болезненное снижение самооценки, существуют ли какие-то основания считать, что ЭСТ помогает пациентам найти решение этих комплексных моральных и экзистенциальных вопросов? К сожалению, несмотря на множество десятилетий применения ЭСТ, на данный момент нет никаких оснований считать, что это так. Все доступные данные указывают на то, что острые когнитивные эффекты ЭСТ, такие как дезориентация, нарушение внимания, дисфункция памяти, попросту на время снижают способность человека испытывать и выражать комплексные мысли и эмоции. С точки зрения лечащих психиатров такой эффект лечения может казаться очевидным улучшением, однако едва ли можно сказать, что он является тем утешением и восстановлением веры в себя, которое ищут люди с депрессией.»

Отрывки из главы о принятии личных решений по поводу выбора лечения депрессии

«По сравнению с авторами других руководств (в особенности из США), авторы NICE заняли, вероятно, самую осторожную и сбалансированную позицию относительно применения антидепрессантов у взрослых и у детей. По мнению некоторых практикующих психиатров, в том числе из Северной Америки, доступные научные данные больше поддерживают здравый смысл экспертов NICE, чем энтузиазм экспертов из США (7). Несмотря на это, некоторые аспекты руководства NICE вызывают серьезное беспокойство.»

***

«Все эти и другие примеры показывают, что при составлении руководств для специалистов проблемы с закономерностью диагностических категорий и надежностью данных научных исследований могут быть признаны, но так и не отражаются в конечных рекомендациях.

Хотя, в отличие от экспертов Американской психиатрической ассоциации, эксперты NICE не поддерживает рутинного применения антидепрессантов при легкой депрессии, можно усомниться в том, что это помогает защитить пациентов от необоснованного применения этих препаратов в реальной практике. Напротив, можно предположить, что одобрение применения антидепрессантов при умеренной и тяжелой депрессии со стороны авторов руководства подкрепляет идею использования фармакологических препаратов в лечении психологических симптомов вообще.»

***

«В наше время распространено мнение о том, что новые методы доказательной медицины, такие как рандомизированные испытания, защищают медицину от неэффективного лечения. Одновременно с этим клинические руководства нередко считаются заменой клинической мудрости и иногда — заменой здравому смыслу. Без всякого сомнения, изобретение рандомизированных испытаний стало большим шагом вперед для более человечной и обоснованной медицинской практики. Тем не менее, появляется все больше оснований считать, что избыточное упование на рандомизированные испытания вытесняет из психиатрии действительно хорошее лечение.»

***

«Пациентам нужно знать о существовании этой проблемы и понимать, что они едва ли могут слепо положиться на предписания клинических руководств или на толкование этих руководств их лечащими врачами. Вместо этого, пациентам и их семьям следует активно обсуждать с их лечащими врачами неопределенности в современных представлениях о депрессии, проводить свою оценку пользы и рисков предлагаемого им лечения, а также выражать свои предпочтения и цели, которые они ставят перед лечением.»

После оплаты вы получите полный доступ к этому руководству по депрессии, всем другим премиум материалам сайта и всем обновлениям в течение года.

Просмотреть источники

Небольшое примечание по поводу использования библиографии

Мы хотели бы обратить внимание читателей на то, что не все представленные в этом списке статьи и книги можно считать источниками сбалансированной информации о депрессии. Хорошим примером является книга Эндрю Соломона «The Noonday Demon» (9). Мы включили ее в список источников, потому что некоторые наблюдения автора относительно субъективных переживаний людей с депрессией показались нам особенно глубокими и выразительными, но в остальном мы могли бы назвать эту книгу возмутительным примером чрезвычайно искаженной информации о депрессии.

Другие примеры включают статьи и книги, написанные некоторыми практикующими психиатрами. В целом, нам показалось, что чем ближе автор к психиатрической практике и к академической элите психиатрии, тем труднее ему признать некоторые факты. Фил Хикей (Phil Hickey) написал несколько коротких заметок по этому поводу (см. Nassir Ghaemi and The Psychological Fallacy и Allen Frances and the Increasing Use of Antidepressants).
Комментируя практику применения разных препаратов, один из ведущих австралийских психиатров Гордон Паркер (8), в книгах которого мы нашли несколько подробных наблюдений о проявлениях депрессии, жалуется на то, что избыточное применение бензодиазепинов стало причиной необоснованной боязни антидепрессантов. Далее он говорит, что антидепрессанты «не вызывают зависимости, в смысле повышения толерантности к препарату» [… are not addictive in the sense of the individual developing increased tolerance]. Мы опасаемся, что такая формулировка является не совсем прозрачной. В действительности автор говорит только об определенном аспекте зависимости, а именно о том, что по мере применения антидепрессантов люди не испытывают необходимость постепенно повышать дозу препарата для поддержания эффекта, как это происходит при потреблении многих других психотропных веществ. Однако, как было подробно показано выше, его слова вовсе не означают, что люди, которые принимают антидепрессанты, не испытывают трудностей с прекращением приема эти лекарств, хотя именно это большинство потребителей и понимает под термином «зависимость».

Подобное замысловатые формулировки с хорошо завуалированным для обывателей смыслом, странные упущения и противоречия встречаются в литературе по поводу депрессии очень часто. В целом, мы надеемся, что принципы и вопросы, которые мы постарались очертить в этой работе, помогут читателям лучше ориентироваться в научной литературе и лучше оценивать ее сбалансированность, прозрачность и полноту.

Список источников

  1. Gøtzsche P. Deadly Psychiatry and Organised Denial. 2015.
  2. Paris J. Overdiagnosis In Psychiatry. How Modern Psychiatry Lost Its Way While Creating A Diagnosis For Almost All Of Life’s Misfortunes. 2015.
  3. Wakefield J, Baer J, Schmitz MF. Differential diagnosis of depressive illness versus intense normal sadness: how significant is the clinical significance criterion’ for major depression? 2010;
  4. Wakefield J. Misdiagnosing normality: Psychiatry’s failure to address the problem of false positive diagnoses of mental disorder in a changing professional environment.
  5. Healy D. Psychiatric Drugs Explained, 5-th Edition. 2008.
  6. Shorter E. The doctrine of the two depressions in historical perspective. 2007; Available from: doi:10.1111/j.1600-0447.2007.00957.x.
  7. Paris J. The Use and Misuse of Psychiatric Drugs: An Evidence-Based Critique. 2010.
  8. Parker G, Manicavasagar V. Modelling and Managing the Depressive Disorders: A Clinical Guide.
  9. Solomon A. The Noonday Demon. 2012.
  10. Whitaker R. Аnatomy of an Epidemic: Magic Bullets, Psychiatric Drugs, and the Astonishing Rise of Mental Illness in America. 2010.
  11. Pinker S. The Better Angels of Our Nature: Why Violence Has Declined. 2011.
  12. Burton N. The meaning of madness. 2015.
  13. Seligman M. Flourish: A Visionary New Understanding of Happiness and Well-being. 2012.
  14. Seligman MEP. The Optimistic Child: A Proven Program to Safeguard Children Against Depression and Build Lifelong Resilience. 2007.
  15. Horwitz A, Wakefield J. The Loss of Sadness: How Psychiatry Transformed Normal Sorrow into Depressive Disorder. 2007.
  16. Welch G, Schwartz L, Woloshin S. Overdiagnosed: Making People Sick in the Pursuit of Health. 2012.
  17. Horwitz A. How an Age of Anxiety Became an Age of Depression. 2010;
  18. Whitaker R. Mad in America: Bad Science, Bad Medicine, and the Enduring Mistreatment of the Mentally Ill. 2002.
  19. Healy D. Let Them Eat Prozac.
  20. Gøtzsche P. Deadly Medicines and Organised Crime: How Big Pharma Has Corrupted Healthcare 1st Edition. 2013.
  21. Phillips J. The six most essential questions in psychiatric diagnosis: a pluralogue part 1: conceptual and definitional issues in psychiatric diagnosis. 2012; Available from: http://www.peh-med.com/content/7/1/3
  22. Horwitz A. Social Context, Biology, and the Definition of Disorder. 2016;
  23. Wakefield J, First M. Clarifying the Boundary between Normality and Disorder: A Fundamental Conceptual Challenge for Psychiatry. 2013;
  24. Wakefield J. Diagnostic Issues and Controversies in DSM-5: Return of the False Positives Problem. 2016;
  25. Ghaemi N. Why antidepressants are not antidepressants: STEP-BD, STAR*D, and the return of neurotic depression. 2008;
  26. Wakefield J. Mapping melancholia: The continuing typological challenge for major depression. 2011;
  27. Hadler NM. Stabbed in the Back: Confronting Back Pain in an Overtreated Society. 2009.
  28. VanPraag H. Nosologomania: A Disorder of Psychiatry. 2000;
  29. Cohen D, Jacobs D. Randomized controlled trials of antidepressants: clinically and scientifically irrelevant. 2007; Available from: DOI 10.1007/s11559-007-9002-x
  30. R Belmaker, Agam G. Mechanisms of Disease Major Depressive Disorder. 2008;
  31. Healy D. Randomized Controlled Trials: Evidence Biased Psychiatry [Internet]. Available from: https://ahrp.org/randomized-controlled-trials-evidence-biased-psychiatry/
  32. S E, Ioannidis J. Meta-analyses with industry involvement are massively published and report no caveats for antidepressants,. Available from: doi: 10.1016/j.jclinepi.2015.08.021.
  33. Ghaemi N. Toward a Hippocratic Psychopharmacology.
  34. Healy D. The Antidepressant Era. Harvard University Press, Cambridge;
  35. Lacasse J, Leo J. Serotonin and Depression: A Disconnect between the Advertisements and the Scientifi c Literature.
  36. Angell M. The Epidemic of Mental Illness: Why? [Internet]. Available from: https://www.nybooks.com/articles/2011/06/23/epidemic-mental-illness-why/
  37. Cohen D, Hughes S. How Do People Taking Psychiatric Drugs Explain Their “Chemical Imbalance? 2011;
  38. Pigott E. STAR*D: Adding Fiction to Fiction [Internet]. Available from: https://madinamerica.com/2011/04/stard-adding-fiction-to-fiction/
  39. Hari J. Lost Connections: Uncovering the Real Causes of Depression – and the Unexpected Solutions. 2018.
  40. Coryell W. Characteristics and Significance of Untreated Major Depressive Disorder. 1995;
  41. Maisel E. Childhood Bipolar Disorder, Deconstructed [Internet]. Available from: https://www.madinamerica.com/2018/12/deconstructing-childhood-bipolar-disorder/
  42. Mental Health NCC for. Depression: The Nice Guideline on the Treatment and Management of Depression in Adults. Economist [Internet]. 2010;(April):705. Available from: http://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK55364/
  43. Gelenberg A. Practice guideline for the treatment of patients with major depressive disorder. 2010;
  44. Healy D. Mania: A Short History of Bipolar Disorder (Johns Hopkins Biographies of Disease). 2011.
  45. Salagrea E. Statins for the treatment of depression: A meta-analysis of randomized, double-blind, placebo-controlled trials. 2016;
  46. Parker G. Dealing With Depression. A Commonsense Guide To Mood Disorders, 2nd Edition. 2012.
  47. Ioannidis J. Effectiveness of antidepressants: an evidence myth constructed from a thousand randomized trials? 2008; Available from: http://www.peh-med.com/content/3/1/14
  48. Spijker. Duration of major depresive episodes in the general population: results fromThe Netherlands Mental Health Survey and Incidence Study (NEMESIS). 2002;
  49. Khan A, Warner A, W Brown A. Symptom reduction and suicide risk in patients treated with placebo in antidepressant clinical trials. 2000;
  50. Cuijpers P, Cristea I. What if a placebo effect explained all the activity of depression treatments? Available from: DOI 10.1002/wps.20249
  51. Middleton H, Moncrieff J. They won’t do any harm and might do some good’: time to think again on the use of antidepressants? 2011; Available from: DOI: 10.3399/bjgp11X548983
  52. McKay KM WB Imel ZE. Psychiatrist effects in the psychopharmacological treatment of depression. 2006;
  53. Kirsch I. The Emperor’s New Drugs: An Analysis of Antidepressant Medication Data Submitted to the U.S. Food and Drug Administration. 2002;
  54. Laughren P. Overview for December 13 Meeting of psychopharmacologic drugs advisory committee (PDAC). 2006;
  55. Arroll B. Antidepressants versus placebo for depression in primary care. Cochrane Database Syst Rev 2009; 3: CD007954. 2009; Available from: https://www.cochranelibrary.com/cdsr/doi/10.1002/14651858.CD007954/epdf/full
  56. Kirsch I. Initial Severity and Antidepressant Benefits: A Meta-Analysis of Data Submitted to the Food and Drug Administration. 2008;
  57. Andrea Cipriani JRG Toshi A Furukawa Georgia Salanti Anna Chaimani Lauren Z Atkinson Yusuke Ogawa Stefan Leucht Henricus G Ruhe Erick H Turner Julian P T Higgins Matthias Egger Nozomi Takeshima Yu Hayasaka Hissei Imai Kiyomi Shinohara Aran Tajika John P A Ioannidis. Comparative efficacy and acceptability of 21 antidepressant drugs for the acute treatment of adults with major depressive disorder: a systematic review and network meta-analysis. 2018; Available from: http://dx.doi.org/10.1016/S0140-6736(17)32802-7
  58. Furukawa TA, Cipriani A, Atkinson LZ, Leucht S, Ogawa Y, Takeshima N, et al. Placebo response rates in antidepressant trials: a systematic review of published and unpublished double-blind randomised controlled studies. 2016; Available from: http://dx.doi.org/10.1016/S2215-0366(16)30307-8
  59. Michael P. Hengartner P PhD Martin Plöderl. False Beliefs in Academic Psychiatry: The Case of Antidepressant Drugs. 2018; Available from: http://dx.doi.org/10.1891/1559-4343.20.1.6
  60. Moncrieff J, Gøtzche P, Warren J, Kirsch I. Network meta-analysis of antidepressants [Internet]. Lancet T, editor. 2018. Available from: https://www.thelancet.com/issue/S0140673618X00403
  61. Moncrieff J. What does the latest meta-analysis really tell us about antidepressants? 2018; Available from: https://www.cambridge.org/core/journals/epidemiology-and-psychiatric-sciences/article/what-does-the-latest-metaanalysis-really-tell-us-about-antidepressants/90020F9E608E60DE0B6AFF2932F9A6B9
  62. Moncrieff J, Kirsch I. Efficacy of antidepressants in adults. 2005;
  63. Gøtzsche P. Why I think antidepressants cause more harm than good. 2014; Available from: doi:10.1016/S2215-0366(14)70280-9
  64. Moncrieff J, Cohen D. How do psychiatric drugs work? 2009;
  65. Hengartner M. Methodological Flaws, Conflicts of interest, and Scientific Fallacies: implications for the evaluation of Antidepressants’ efficacy and Harm. 2017; Available from: doi: 10.3389/fpsyt.2017.00275
  66. Moncrieff J, Kirsch I. Empirically derived criteria cast doubt on the clinical significance of antidepressant-placebo differences. 2015; Available from: http://dx.doi.org/10.1016/j.cct.2015.05.005
  67. Chekroud AM. Reevaluating the Efficacy and Predictability of Antidepressant Treatments. A Symptom Clustering Approach. 2017;
  68. Olfson M. Continuity of Antidepressant Treatment for Adults With Depression in the United States. 2006;
  69. Moncrieff J. Active placebos versus antidepressants for depression. 2004;
  70. Jakobsen. Selective serotonin reuptake inhibitors versus placebo in patients with major depressive disorder. A systematic review with meta-analysis and Trial Sequential Analysis. 2017; Available from: DOI 10.1186/s12888-016-1173-2
  71. Moncrieff J. The antidepressant debate. 2002;
  72. Laws D, Ashford J, Anstee J. A multicentre double-blind comparative trial of fluvoxamine versus lorazepam in mixed anxiety and depression treated in general practice. 1990;
  73. Goldberg D. The effects of detection and treatment on the outcome of major depression in primary care: a naturalistic study in 15 cities. 1998;
  74. Demyttenaere K, Fruyt JD. Getting What You Ask For: On the Selectivity of Depression Rating Scales. Available from: DOI: 10.1159/000068690
  75. Moncrieff J, Cohen D. Do Antidepressants Cure or Create Abnormal Brain States? 2006;
  76. Fava G. The Safety, Tolerability and Risks Associated with the Use of Newer Generation Antidepressant Drugs: A Critical Review of the Literature. 2016;
  77. Moncrieff J. Are Antidepressants as Effective as Claimed? No, They Are Not Effective at All. 2007;
  78. Fava GA, Offidani E. The mechanisms of tolerance in antidepressant action. 2011; Available from: doi:10.1016/j.pnpbp.2010.07.026
  79. Fava GA. Rational Use of Antidepressant Drugs. 2014;
  80. Preda. Anfidepressant-Associated Mania and PsychosisResulting in Psychiatric Adnfissions. 2001;
  81. Healy D, Whitaker C. Antidepressants and suicide: risk–benefit conundrums. 2003;
  82. Healy D, Noury JL, Jureidini J. Paediatric antidepressants: Benefits and risks. 2018;
  83. Moncrieff J, Timimi S. The social and cultural construction of psychiatric knowledge: an analysis of NICE guidelines on depression and ADHD. 2013;
  84. Fournier JC, M.A. RJ, DeRubeis. Antidepressant Drug effects and Depression Severity: A Patient-Level Meta-Analysis. 2010; Available from: doi:10.1001/jama.2009.1943.
  85. Gibbons R. Benefits from antidepressants: synthesis of 6-week patient-level outcomes from double-blind placebo-controlled randomized trials of fluoxetine and venlafaxine. 2012; Available from: doi:10.1001/archgenpsychiatry.2011.2044
  86. H. Edmund Pigott JJB Allan M. Leventhal Gregory S. Alter. Efficacy and Effectiveness of Antidepressants: Current Status of Research. 2010; Available from: DOI: 10.1159/000318293
  87. Zimmerman M, Chelminski I, Posternak M. Generalizability of Antidepressant Efficacy Trials: Differences Between Depressed Psychiatric Outpatients Who Would or Would Not Qualify for an Efficacy Trial. 2005;
  88. Wisniewski SR. Can Phase III Trial Results of Antidepressant Medications Be Generalized to Clinical Practice? A STAR*D Report. 2009;
  89. Altman D, Royston P. The cost of dichotomising continuous variables. 2006;
  90. Naggara O, Raymond J, Guilbert F. Analysis by Categorizing or Dichotomizing Continuous Variables Is Inadvisable: An Example from the Natural History of Unruptured Aneurysms. 2011;
  91. Kirsch I, Jakobsen JC. Network meta-analysis of antidepressants.
  92. Turner EH. Selective Publication of Antidepressant Trials and Its Influence on Apparent Efficacy. 2008;
  93. Sarris J. St John’s Wort (Hypericum perforatum) versus Sertraline and Placebo in Major Depressive Disorder: Continuation Data from a 26-Week RCT. 2012;
  94. Fava GA, Gatt A, Belaise C, Guidi J, Offidani E. Withdrawal Symptoms after Selective Serotonin Reuptake Inhibitor Discontinuation: A Systematic Review. 2015;
  95. Lejoyeux. Antidepressant Withdrawal Syndrome. Recognition, Prevention and Management. 1996;
  96. Nielsen M, Hansen E, Gøtzsche. P. What is the difference between dependence and withdrawal reactions? A comparison of benzodiazepines and selective serotonin re-uptake inhibitors. Available from: https://doi.org/10.1111/j.1360-0443.2011.03686.x
  97. El-Mallakh R, Gao Y, Roberts J. Tardive dysphoria: The role of long term antidepressant use in inducing chronic depression. 2011;
  98. Whitaker R. Do Antidepressants Work? A People’s Review of the Evidence [Internet]. Available from: https://www.madinamerica.com/2018/03/do-antidepressants-work-a-peoples-review-of-the-evidence/
  99. Kessler. The Epidemiology of Major Depressive Disorder Results From the National Comorbidity Survey Replication (NCS-R). 2003;
  100. Mojtabai R, Olfson M. Major depression in community-dwelling middle-aged and older adults: prevalence and 2- and 4-year follow-up symptoms. 2004;
  101. Hetrick S. Newer generation antidepressants for depressive disorders in children and adolescents. 2012; Available from: DOI: 10.1002/14651858.CD004851.pub3.
  102. Geddes J. Relapse prevention with antidepressant drug treatment in depressive disorders: a systematic review. 2003;
  103. Williams. Relapse rates with long-term antidepressant drug therapy: a meta-analysis. 2009;
  104. Nutt D. Rationale for, barriers to, and appropriate medication for the long-term treatment of depression. 2010;
  105. Gardarsdottir H, Egberts T. Duration of Antidepressant Drug Treatment and Its Influence on Risk of Relapse/ Recurrence: Immortal and Neglected Time Bias. 2009; Available from: DOI: 10.1093/aje/kwp142
  106. Khan A, Brown WA. Antidepressants versus placebo in major depression: an overview. 2015;
  107. Brugha T. Antidepressants may not assist recovery in practice: a naturalistic prospective survey. 1992;
  108. Posternak M. The Naturalistic Course of Unipolar Major Depression in the Absence of Somatic Therapy. 2006;
  109. Keller M. The prevention of recurrent episodes of depression with venlafaxine for two years (PREVENT) study: outcomes from the 2-year and combined maintenance phases. 2007;
  110. Bockting. The DELTA study group. Continuation and Maintenance Use of Antidepressants in Recurrent Depression. 2008;
  111. Andrews. Primum non nocere: an evolutionary analysis of whether antidepressants do more harm than good. 2012;
  112. Kaymaz N. Evidence that patients with single versus recurrent depressive episodes are differentially sensitive to treatment discontinua- tion: a meta-analysis of placebo-controlled randomized trials. 2008;
  113. Jorm AF. Has increased provision of treatment reduced the prevalence of common mental disorders? Review of the evidence from four countries. 2017;
  114. Bridge JA. The risks and benefits of antidepressant treatment for youth depression. 2005;
  115. Richard Friedman, Leon A. Expanding the Black Box — Depression, Antidepressants, and the Risk of Suicide. 2007;
  116. Hagnell. Suicide Rates in the Lundby Study: Mental Illness as a Risk Factor for Suicide. 1981;
  117. WHO. Suicide data [Internet]. Available from: https://www.who.int/mental_health/prevention/suicide/suicideprevent/en/
  118. Gregory S, VonKorff M. Suicide Mortality among Patients Treated for Depression in an Insured Population. 1998;
  119. Wakefield J, Schmitz M. Uncomplicated depression is normal sadness, not depressive disorder: further evidence from the NESARC. 2014;
  120. Wakefield J, Schmitz M. When does depression become a disorder? Using recurrence rates to evaluate the validity of proposed changes in major depression diagnostic thresholds. 2013;
  121. Mosholder AD. Suicidal Adverse Events in Pediatric Randomized, Controlled Clinical Trials of Antidepressant Drugs Are Associated with Active Drug Treatment: A Meta-Analysis. 2006;
  122. Sharma T, Guski L, Freund N, Gøtzsche P. Suicidality and aggression during antidepressant treatment: systematic review and meta-analyses based on clinical study reports. 2016;
  123. Storosum J. Suicide risk in placebo-controlled studies of major depression. 2001;
  124. Hammad. Suicidality in Pediatric Patients Treated With Antidepressant Drugs. 2006;
  125. Stone. Risk of suicidality in clinical trials of antidepressants in adults: analysis of proprietary data submitted to US Food and Drug Administration. 2009;
  126. Barbui. Effectiveness of paroxetine in the treatment of acute major depression in adults: a systematic re-examination of published and unpublished data from randomized trials. 2008;
  127. Noury JL, Nardo JM, Healy D, Jureidini J, Raven M, Tufanaru C, et al. Restoring Study 329: efficacy and harms of paroxetine and imipramine in treatment of major depression in adolescence. 2015;
  128. Fergusson D, Doucette S, Glass KC, Shapiro S, Healy D, Hebert P, et al. Association between suicide attempts and selective serotonin reuptake inhibitors: systematic review of randomised controlled trials. 2005;
  129. Baldessarini. Suicidal Risks in Reports of Long-Term Controlled Trials of Antidepressants for Major Depressive Disorder II. 2016;
  130. Maund E, Guski LS, Gøtzsche P. Considering benefits and harms of duloxetine for treatment of stress urinary incontinence: a meta-analysis of clinical study reports. 2017;
  131. Coupland C. Antidepressant use and risk of suicide and attempted suicide or self harm in people aged 20 to 64: cohort study using a primary care database. 2015;
  132. Coupland. Antidepressant use and risk of adverse outcomes in older people: population based cohort study. 2011; Available from: doi: https://doi.org/10.1136/bmj.d4551
  133. Marc B. Stone MD. The FDA Warning on Antidepressants and Suicidality — Why the Controversy? 2014;
  134. Whitaker R. Suicide in the Age of Prozac [Internet]. 2018. Available from: https://www.madinamerica.com/2018/08/suicide-in-the-age-of-prozac/
  135. Zahl P, Dieserud G. The relationship between sales of SSRI, TCA and suicide rates in the Nordic countries. 2010; Available from: doi:10.1186/1471-244X-10-62.
  136. Björkenstam. An Association between Initiation of Selective Serotonin Reuptake Inhibitors and Suicide — A Nationwide Register-Based Case-Crossover Study. 2013;
  137. Hogberg G, Antonuccio DO, Healy D. Suicidal risk from TADS study was higher than it first appeared. 2015;
  138. Anna Y. Bias in the reporting of harms in clinical trials of second-generation antidepressants for depression and anxiety: A meta-analysis. 2016;
  139. Dall. An Association Between Selective Serotonin Reuptake Inhibitor Use and Serious Upper Gastrointestinal Bleeding. 2009;
  140. Montejo A. Incidence of sexual dysfunction associated with antidepressant agents: a prospective multicenter study of 1022 outpatients. Spanish Working Group for the study of psychotropic related sexual dysfunction. 2001; Available from: https://www.psychiatrist.com/JCP/article/_layouts/ppp.psych.controls/BinaryViewer.ashx?Article=/JCP/article/Pages/2001/v62s03/v62s0303.aspx&Type=Article
  141. Mitkov. Dermatologic Side Effects of Psychotropic Medications. 2014;
  142. Johnell. Psychotropic drugs and the risk of fall injuries, hospitalisations and mortality among older adults. 2016;
  143. Maslej. The Mortality and Myocardial Effects of Antidepressants Are Moderated by Preexisting Cardiovascular Disease: A Meta-Analysis. 2017;
  144. Williams J. Best Practice Guidlines for Mental Health in Perinatal Period. 2014;
  145. Neal R. Treatment of depression in children and adolescents. 2005;
  146. Cohen D. Should the Use of Selective Serotonin Reuptake Inhibitors in Child and Adolescent Depression Be Banned? 2007;
  147. Jovan G. Adolescent Depression: A Placebo Controlled Fluoxetine Treatment Study And Follow-up. 1990;
  148. Breggin P. Toxic Psychiatry. 2015.
  149. Mufson L. Interpersonal Psychotherapy for Depressed Adolescents (IPT- A): Extending the Reach from Academic to Community Settings. 2010;
  150. Paris J. A Concise Guide to Personality Disorders. 2015.
  151. Jonsson U. Reporting of harms in randomized controlled trials of psychological interventions for mental and behavioral disorders: A review of current practice. 2014;
  152. Linden M. Definition, assessment and rate of psychotherapy side effects. 2014;
  153. Crawford MJ. Patient experience of negative effects of psychological treatment: results of a national survey. 2016;
  154. Cuijpers. The effects of psychotherapies for major depression in adults on remission, recovery and improvement: A meta-analysis. 2014;
  155. Khan A, Faucett J, Lichtenberg P, Kirsch I, Brown W. A Systematic Review of Comparative Efficacy of Treatments and Controls for Depression. 2012;
  156. Watanabe. Psychotherapy for depression among children and adolescents: a systematic review. 2007;
  157. Cuijpers P. Does cognitive behaviour therapy have an enduring effect that is superior to keeping patients on continuation pharmacotherapy? A meta-analysis. 2013;
  158. Wiles T, Abel A. Cognitive behavioural therapy as an adjunct to pharmacotherapy for primary care based patients with treatment resistant depression: results of the CoBalT randomised controlled trial. 2016;
  159. Bockting C. A lifetime approach to major depressive disorder: The contributions of psychological interventions in preventing relapse and recurrence. 2015;
  160. Maat S. Relative efficacy of psychotherapy and pharmacotherapy in the treatment of depression: A meta-analysis. 2006;
  161. Andersson G. Guided Internet-based vs. face-to-face cognitive behavior therapy for psychiatric and somatic disorders: a systematic review and meta-analysis. 2014;
  162. Kaltenthaler E. Computerised cognitive behaviour therapy for depression and anxiety update: a systematic review and economic evaluation. 2006;
  163. Hedman E. Effectiveness of internet-based cognitive behaviour therapy for depression in routine psychiatric care. 2014;
  164. Johansson R. Tailored vs. standardized internet-based cognitive behavior therapy for depression and comorbid symptoms: a randomized controlled trial. 2012;
  165. Stanton. Exercise interventions for the treatment of affective disorders – research to practice. 2014;
  166. Hallgren M. Physical exercise and internet-based cognitive behavioural therapy in the treatment of depression: randomised controlled trial. 2015;
  167. Hallgren. Exercise and internet-based cognitive–behavioural therapy for depression: Multicentre randomised controlled trial with 12-month follow-up. 2016;
  168. Blumenthal J. Effects of exercise training on older patients with major depression. 1999;
  169. Dunn A. Exercise Treatment for Depression Efficacy and Dose Response. 2005;
  170. Cooney. Exercise for depression (Review). 2013;
  171. Rebar A. A meta-meta-analysis of the effect of physical activity on depression and anxiety in non-clinical adult populations. 2015;
  172. Schuch. Exercise as a treatment for depression: a meta-analysis adjusting for publication bias.
  173. Camacho T. Physical Activity and Depression: Evidence from the Alameda County Study. 1991;
  174. Brown M. The Spectrum of Milk Intolerance Syndromes. 2002;
  175. Marum AP. A low fermentable oligo-di-mono-saccharides and polyols (FODMAP) diet is a balanced therapy for fi bromyalgia with nutritional and symptomatic benefi ts. 2017;
  176. Lattanzio S. Fibromyalgia syndrome: a Metabolic approach Grounded in Biochemistry for the remission of symptoms. 2017;
  177. Lassale. Health diary indices and risk of depressive outcomes: A systematic review and meta-analysis of observational studies. 2018;
  178. Milev RV. Canadian Network for Mood and Anxiety Treatments (CANMAT) 2016 Clinical Guidelines for the Management of Adults with Major Depressive Disorder: Section 4. Neurostimulation Treatments. 2016;
  179. NICE. Guidance on the use of electroconvulsive therapy. 2003;(April 2003):1–37. Available from: http://www.nice.org.uk/nicemedia/live/11494/32597/32597.pdf%5Cnpapers2://publication/uuid/8CF84244-5676-49F8-8109-95576E2B6C91
  180. Read J. The effectiveness of electroconvulsive therapy: a literature review. 2010;
  181. Group UER. Efficacy and safety of electroconvulsive therapy in depressive disorders: a systematic review and meta-analysis. 2003;
  182. Greenhalgh J. Clinical and cost-effectiveness of electroconvulsive therapy for depressive illness, schizophrenia, catatonia and mania: systematic reviews and economic modelling studies. 2005; Available from: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK62274/pdf/Bookshelf_NBK62274.pdf
  183. Matthew M. Large CJR. Disturbing findings about the risk of suicide and psychiatric hospitals. 2014;
  184. Milev RV. Canadian Network for Mood and Anxiety Treatments (CANMAT) 2016 Clinical Guidelines for the Management of Adults with Major Depressive Disorder: Section 4. Neurostimulation Treatments. 2016;
  185. NICE. Guidance on the use of electroconvulsive therapy. 2016; Available from: nice.org.uk/guidance/ta59
  186. Jonathan R. Major Depressive Disorder Treatment Guidelines in America and Europe. 2010;
  187. NICE. Depression in adults: recognition and management. Nice [Internet]. 2016;(October 2009). Available from: https://www.nice.org.uk/guidance/cg90/chapter/introduction
  188. NICE. Depression in children and young people: identification and management. 2013;(September). Available from: nice.org.uk/guidance/cg28
  189. MacQueen GM. Canadian Network for Mood and Anxiety Treatments (CANMAT) 2016 Clinical Guidelines for the Management of Adults with Major Depressive Disorder: Section 6. Special Populations: Youth, Women, and the Elderly. 2016;
  190. Kennedy S. Canadian Network for Mood and Anxiety Treatments (CANMAT) 2016 Clinical Guidelines for the Management of Adults with Major Depressive Disorder: Section 3. Pharmacological Treatments. 2016;
  191. Parikh S. Canadian Network for Mood and Anxiety Treatments (CANMAT) 2016 Clinical Guidelines for the Management of Adults with Major Depressive Disorder: Section 2. Psychological Treatments. 2016;
  192. Ravindran A. Canadian Network for Mood and Anxiety Treatments (CANMAT) 2016 Clinical Guidelines for the Management of Adults with Major Depressive Disorder: Section 5. Complementary and Alternative Medicine Treatments. 2016;
  193. Qaseem A. Nonpharmacologic Versus Pharmacologic Treatment of Adult Patients With Major Depressive Disorder: A Clinical Practice Guideline From the American College of Physicians. 2016;
  194. Bauer M. World Federation of Societies of Biological Psychiatry (WFSBP) Guidelines for Biological Treatment of Unipolar Depressive Disorders, Part 1: Update 2013 on the acute and continuation treatment of unipolar depressive disorders. 2013;
  195. Paris J. The Mistreatment of Major Depressive Disorder. 2014;
  196. NICE. Depression in adults with a chronic physical health problem: recognition and management. 2009;
  197. Jorm A. A guide to what works for depression.
  198. Gartlehner G. Comparative Benefits and Harms of Antidepressant, Psychological, Complementary, and Exercise Treatments for Major Depression: An Evidence Report for a Clinical Practice Guideline From the American College of Physicians. 2016;
  199. Gartlehner G. Pharmacological and nonpharmacological treatments for major depressive disorder: review of systematic reviews. 2017;
  200. Sami Timimi No more psychiatric labels: Why formal psychiatric diagnostic systems should be abolished International Journal of Clinical and Health Psychology (2014) http://dx.doi.org/10.1016/j.ijchp.2014.03.004
ИДЕИ, ЛИЧНОСТИ И ОРГАНИЗАЦИИ,
ускоряющие переход к более доступному, научно обоснованному и сосредоточенному на потребностях пациентов решению медицинских проблем
  • Критерии и вопросы, которые потребители могут использовать для оценки качества медицинской информации.

  • Аргументы в пользу моральной, клинической и экономической целесообразности долгосрочных инвестиций в качественную информацию для пациентов.

  • Аргументы в пользу того, что вовлечение пациентов в принятие медицинских решений еще остается одним из самых недооцененных достижения доказательной медицины.

На данный момент основное направление деятельности нашей организации заключается в создании Руководства Разумного Потребителя Медицинских Услуг и Информации. Это информационный источник нового поколения, сфокусированный на предоставлении практически ориентированных, подробных, прозрачных и равносторонних сведений о пользе, вреде и ограничениях медицинских услуг.
Цель нашей работы:

помочь пациентам и врачам принимать обоснованные и взвешенные медицинские решения

помочь пациентам и врачам строить эффективные и морально оправданные отношения: сотрудничество, основанное на обоюдном признании их уникальных ролей и справедливом разделении ответственности, основной задачей которого является формулировка и достижение медицинских целей пациента.

Руководство Разумного Потребителя Медицинских Услуг и Информации состоит из 3 частей:

ЧАСТЬ I: ПРИНЯТИЕ МЕДИЦИНСКИХ РЕШЕНИЙ
ПРИНЦИПЫ ПРИНЯТИЯ МЕДИЦИНСКИХ РЕШЕНИЙ ДЛЯ ПАЦИЕНТОВ И ИХ СЕМЕЙ
ЧАСТЫЕ ОШИБКИ В ТОЛКОВАНИИ МЕДИЦИНСКОЙ ИНФОРМАЦИИ И ВОЗМОЖНОСТИ ИЗБЕЖАТЬ ИХ
ЧАСТЬ II: НАУЧНО ОБОСНОВАННЫЙ ПЛАН ЗАБОТЫ О СЕБЕ
Защита от сердечно-сосудистых заболеваний
Защита от онкологических заболеваний
Контрацепция
ЧАСТЬ III: РЕШЕНИЕ СПЕЦИФИЧЕСКИХ МЕДИЦИНСКИХ ПРОБЛЕМ