Руководство Разумного Потребителя Медицинских услуг и Информации

 
КАК НЕ ПОМЕШАТЬ РЕБЕНКУ ВЫРАСТИ СЧАСТЛИВОЙ И УВЕРЕННОЙ В СЕБЕ ЛИЧНОСТЬЮ
Показатель психического здоровья это ощущение незыблемой и безусловной ценности собственной личности, присущей ей по праву рождения, и признание безусловной ценности личности других людей
21 октября 2017

О воспитании написано чрезвычайно много. Однако, как это часто происходит, количество информации не коррелирует с ее качеством. В поисках ответов на вопросы о воспитании благонамеренные родители и преподаватели рискуют наткнуться на множество источников, уверенно пропагандирующих точки зрения, не имеющие никакого отношения к действительным интересам и благополучию детей.

Для себя, как родителя, я выбрал работы нескольких авторов (Мартина Селигмана, Кена Робинсона, Медлин Левин и др.), основывающих свои выводы о воспитании не на идеологических догмах с их формальными целями, а на солидных аргументах доказательной науки и клинически релевантных исходах — более высокое субъективное ощущение благополучия, более низкий риск депрессии, более низкий риск аутодеструктивного поведения и т.д.

Я нашел в книгах этих авторов множество важных выводов и рекомендаций, однако до того как я открыл для себя книгу «You Are Not Your Brain: The 4-Step Solution for Changing Bad Habits, Ending Unhealthy Thinking, and Taking Control of Your Life», написанную Джеффри Шварцем (Jeffrey Schwartz), мое понимание роли воспитания и задач, лежащих перед родителями, оставалось разрозненным. В нем не хватало центрального элемента, единой объединяющей теории, неизменных общих принципов, из которых можно было бы вывести все специфические рекомендации.

На первый взгляд, книга Шварца не претендует на статус книги о детском воспитании. Она даже не претендует на статус книги с общими психологическими рекомендациями для взрослых. Я интересовался, переведена ли книга на русский, и нашел упоминания о ней только на сайтах и форумах, где общаются люди с клиническим диагнозом обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР). Действительно, если судить по обложке и аннотации, может показаться, что эта книга предназначена только для пациентов с ОКР.

Хотя книга весьма полезна для пациентов с ОКР, это также самая важная книга о детском воспитании, которую я когда-либо держал в руках.

Ценность книги «You Are Not Your Brain…» заключается в том, что в ней чрезвычайно четко определяется результат воспитания.

Вопрос о воспитании может быть сформулирован в двух формах — активной и пассивной:

  • Активная форма: какую цель должны преследовать взрослые в процессе воспитания и участия в жизни ребенка?
  • Пассивная форма: что неминуемо происходит в процессе воспитания и взаимодействия ребенка со взрослыми, каким бы ни было воспитание и взаимодействие?

Конечно, простых и однозначных ответов на эти вопросы не существует. Так или иначе, воспитание и взаимодействие с социальной средой оказывают значительное влияние на формирование чрезвычайно сложного набора знаний, привычек, навыков, жизненных убеждений и моделей поведения, характерных для взрослой личности.

Многие считают, что воспитание нужно в первую очередь для формирования у ребенка адекватных рефлексов морального и социального поведения, необходимых для успешной интеграции в общество.

Другие могут заметить, что воспитание также подразумевает формирование у ребенка  практических и умственных навыков, необходимых для эффективного решения повседневных задач, приобщения к ценностям здорового образа жизни, развития инициативности, любознательности, произвольности, способности к творческому самовыражению, интеграции в рабочую среду, решения межличностных проблем, обеспечения эмоционального благополучия и развития положительного самоощущения.

С несколькими важными поправками, я согласен с этими предположениями, однако до знакомства с книгой «You Are Not Your Brain…» я не понимал, что бóльшая часть этих целей являются косвенными, и что только одна из них имеет фундаментальное значение.

Как показывает автор этой книги, на основе воспитания и отношения к нему со стороны взрослых людей ребенок формирует сложный набор моделей поведения и убеждений, определяющих его отношение к собственной личности во взрослой жизни.

Истинные намерения, истинное эмоциональное и личностное отношение к ребенку близких ему взрослых людей, каким бы оно ни было, станет тем отношением, которое ребенок будет склонен иметь к себе, когда станет взрослым.

Если это правда, и отношение взрослого человека к себе является не только продуктом биологической природы его организма, но и результатом взаимодействия с социальной средой, тогда мы приходим к вопросу: каким мы хотели бы, чтобы было это отношение? Это центральный вопрос теории воспитания и я думаю, что на него есть только один правильный ответ:

На самом глубоком уровне необходимо, чтобы, став взрослым, человек ясно ощущал уникальную, незыблемую, неизмеримую и безусловную ценность его личности, присущую ей по праву рождения и признавал, что личности других людей также обладают безусловной ценностью.

Сохранение ясного ощущения ценности собственной личности является основной задачей, которую взрослому человеку нужно решать в течение всей его жизни. Чтобы понять это, представьте себе, какими могут быть рабочие, семейные или социальные отношения взрослых людей, у которых нет ясного чувства собственной ценности. Эти люди становятся объектами манипуляции, эксплуатации и агрессии и рискуют приобрести многие пагубные привычки. Более того, не видя ценности в себе, они не способны признать ценность других людей, и это делает их самих манипуляторами, эксплуататорами и агрессорами.

Основной навык, который ребенку нужно приобрести — а точнее сохранить от посягательства воспитания — это навык самостоятельно генерировать стойкое чувство собственной ценности. Шварц выражает эту мысль следующими словами:

[…] цель в жизни заключается не в том, чтобы искать одобрения и приятия со стороны других, а в том, чтобы взращивать ощущение собственного достоинства и ценности изнутри.

Дети рождаются с отчетливым и безусловным ощущением собственной ценности. Общение с взрослыми людьми способно перепрограммировать эту установку и в значительной степени определяет, что ребенок будет интуитивно считать правильным по отношению к себе и по отношению к другим людям.

Самым большим преступлением по отношению к ребенку может быть заражение его идеей того, что ценность его личности и ценность личности других людей непостоянны и определяются какими-то изменчивыми внешними факторами или тем, насколько хорошо он вписывается в рамки или шаблоны.

Взаимодействие с взрослыми, в зависимости от его содержания, может усилить или ослабить истинный внутренний голос ребенка — сложную когнитивную структуру, определяющую его способность и желание заботиться о себе, защищать свои интересы и строить отношения с другими людьми, исходя из понимания ценности своей личности и ценности личностей других людей.

Как показывает Джеффри Шварц, концепция «внутреннего голоса» — или, как он называет ее, концепция Мудрого Защитника [Wise Advocate] — вовсе не является оторванной от реальности метафорой. Эта концепция опирается на данные солидных психологических, когнитивных и нейробиологических исследований. Существуют хорошо изученные структуры мозга и нейробиологические механизмы, отвечающие за выполнение функции Мудрого Защитника.

Автор определяет мудрого защитника и его роль следующим образом:

Мудрый Защитник [Wise Advocate] это часть разума, отвечающая за внимание, которая знает, о чем вы думаете, может видеть реальное значение и реальный источник обманчивых сообщений, генерируемых мозгом, понимает, как вы чувствуете себя (физически и эмоционально) и осознает, насколько разрушительными и вредными для вас были ваши стереотипные автоматические реакции. Мудрый Защитник хочет лучшего для вас […], и потому он мотивирует вас ценить свое настоящее я и принимать рациональные решения, опираясь на то, что отвечает вашим интересам в долгосрочной перспективе.

[…] Мудрый Защитник не поощряет плохое поведение, такое как ложь, воровство, жульничество или причинение вреда другим людям. Более того, даже если Мудрый Защитник и может понять мотивы и желания совершать дурные поступки, он никогда не посчитает плохое поведение оправданным. В этом отношении можно представить себе Мудрого Защитника как помощника, который поощряет рациональное, целостное и адаптивное поведение; говоря короче – это ваш внутренний добрый друг.

Мудрый Защитник желает, чтобы вы действовали в конструктивной и сбалансированной манере, для чего необходимо действовать не с позиции жертвы, а с позиции, соответствующей вашим истинным целям и ценностям. Мудрый Защитник никогда не желает, чтобы вы были объектом манипуляции или были манипулятором.

Центральной задачей воспитания и истинной целью отношений взрослых с ребенком должны быть всесторонняя поддержка и укрепление голоса Мудрого Защитника, а не попытки приглушить или перепрограммировать его.

Однако как можно добиться этого?

На основе логических рассуждений можно предположить следующее:

если важно, чтобы у ребенка сформировалось (а точнее — сохранилось) стойкое ощущение безусловной ценности его личности, и если ребенок перенимает такое отношение от взрослых, тогда наиболее близкие ребенку взрослые люди должны регулярно и искренне проявлять такое отношение к нему.

Значит ли это, что достаточно просто «любить ребенка»? Да, это так, однако я полагаю, что слово «любить» имеет слишком широкий и неопределенный смысл, чтобы полагаться на него в качестве надежного ориентира. Многие люди склонны совершать здесь большую ошибку.

Однажды я оживленно рассказывал моей девятилетней дочери об идее этого эссе. Скучающим голосом, как будто речь шла о самом банальном и очевидном для нее феномене, и как будто она уже потеряла надежду, что я когда-либо пойму смысл этих слов, она ответила мне: «забота и любовь это разные вещи, папа».

Действительно это совершенно разные вещи, однако очень часто мы не замечаем этого. Нередко, в стремлении выразить заботу, мы охотно жертвуем истинной любовью, совершенно не замечая сути своих действий.

Вместо «любви или заботы» Шварц предлагает гораздо более определенные термины. Цитируя работы психолога Дэвида Рико (David Richo), автора «Be an Adult in Relationships: The Five Keys to Mindful Loving», Шварц показывает, что развитие Мудрого Защитника зависит от того, находит ли ребенок в отношениях с близкими ему взрослыми людьми пять уникальных качеств и даров (дары, потому что ребенок должен получать такое отношение безусловно). David Richo называет эти качества и дары «the five А’s» (пять А) и, для большей наглядности, представляет их на фоне их противоположностей:

  1. Внимание (Attention) — искренний интерес к твоей личности, к тому, что тебе нравится и к тому, что тебе не нравится, проявляемый без навязчивости и доминирования. Твои ощущения услышаны и приняты во внимание.
    Противоположность — тебя игнорируют и не слушают. Взрослые недоступны или не хотят слышать/ видеть правду.
  2. Приятие (Acceptance) — искреннее приятие твоих интересов, желаний, занятий и предпочтений, такими, какие они есть, без того, чтобы пытаться изменить их каким-либо образом.
    Противоположность — тебя пристыжают или каким-либо другим образом заставляют поверить в то, что ты должен соответствовать тому, кем они хотят, чтобы ты стал. Тебя не любят за то, кто ты есть или кем хочешь стать.
  3. Привязанность (Affection) — обеспечение физического комфорта и искреннего сострадания.
    Противоположность — взрослые ставят себя на первое место или ведут себя с тобой оскорбительно. Они отказывают тебе в проявлении любви и в ласке.
  4. Благодарность (Appreciation) — выражение одобрения и признательности за то, кто есть, такой какой ты есть.
    Противоположность — тебя критикуют.
  5. Позволение (Allowing) – демонстрация того, что быть собой, выражая все, что ты чувствуешь безопасно, даже если это не совсем вежливо или социально приемлемо.
    Противоположность они контролируют тебя и манипулируют тобой. Они слишком требовательны.

Объединяя все сказанное выше, можно сделать набросок обобщенной теории воспитания. Чтобы претендовать на роль научной теории эта система знаний должна содержать:

  1. предположения о реальной природе вещей, которые могут быть проверены эмпирическим путем;
  2. четкое описание основного предмета ее изучения, то есть ценностей, которые мы хотим передать/ сохранить у ребенка;
  3. ясную формулировку практик формирования и защиты этих ценностей.

Реальная природа вещей состоит в том, что психическое здоровье взрослого человека, а также эффективность и моральность всех его социальных взаимодействий (рабочих, дружеских, семейных) определяются степенью, в которой он признает безусловную ценность собственной личности и безусловную ценность личностей других людей. Основы психики взрослого закладываются в детстве. По словам Уильяма Вордсворта (William Wordsworth), «ребенок это отец взрослого человека».

Основная добродетель, которую должно защищать и укреплять воспитание, это осознание личной ценности. Укрепление способности человека ориентироваться в социальных взаимоотношениях по компасу личной ценности это предельная цель воспитания.

Практики сохранения этих ценностей и достижения этих целей заключаются в построении с ребенком отношений на основе пяти взаимосвязанных качеств:

искренняя инвестиция внимания в его интересы и личность, с выражением приятия этих интересов и личности, с проявлением физической и эмоциональной привязанности, с выражением благодарности за то, что он такой, какой он есть, а также с позволением и укреплением желания свободно выражать эти интересы и личностные качества в будущем.

Вопросы, комментарии и замечания

Это эссе ни в коем случае не претендует на роль исчерпывающего материала или даже на роль введения в теорию воспитания и психологии. Я также не думаю, что можно передать мудрость книги Джеффри Шварца лучше, чем сделал это он сам, и потому хотел бы предостеречь читателей от любых поспешных выводов, которые они бы могли сделать на основе представленных выше рассуждений и выдержек.

Цель этого эссе заключается лишь в том, чтобы познакомить более широкий круг читателей с книгой Джеффри Шварца и помочь им преодолеть ощущение того, что эта работа предназначена только для пациентов с ОКР, которое, определенно, может возникнуть при поверхностном знакомстве с ней.

Далее я позволю себе высказать свое мнение относительно нескольких вопросов, которые возникли у меня и которые могли возникнуть у читателей:

В какой мере необходимо проявлять «5 А» для обеспечения нормального развития ребенка?

Мы не можем надеяться на то, что в нашей роли родителей и воспитателей мы сумеем всегда проявлять все «5 А». Однако в этом и нет необходимости. Как показывает Джеффри Шварц, важно только, чтобы ребенок видел проявления этих качеств и получал эти подарки чаще, чем их противоположности.

Как совместить практику «5 А» со столь необходимыми правилами и ограничениями? Как решать неизбежные конфликты?

Практика «5 А» не означает, что родители всегда позволяют ребенку делать все, что приходит ему в голову и отказываются от всяких правил и ограничений. Дети рождаются свободными от всяких социальных условностей и неустанно исследуют границы допустимого.

Во всем нужна умеренность. Внимание не должно доходить до контроля. Позволение и обеспечение свободы не должны доходить до пренебрежения ребенком. Приятие не должно доходить до слепого потакания любым его желаниям. Благодарность не должна распространяться на откровенные попытки манипуляции и агрессивное поведение. Кроме прочего родителям следует сохранять осознанность по поводу важности демонстрации ребенку примеров благодарности (gratitude), и четкого разграничения между заботой, которую ребенок получает в любом случае, и привилегиями, для сохранения которых ему нужно прилагать усилия самоконтроля.

Практика «5 А» означает, что взрослым нужно стараться проявлять столько положительных качеств, сколько возможно в конкретной ситуации. Например, при запрете на определенное поведение (нарушение принципа Приятия), взрослым следует воздерживаться от нарушения других принципов. В частности, им нужно отказаться от ненужной критики личности ребенка, приписыванию ей каких-либо отрицательных моральных или поведенческих качеств (ты плохой, ты упрямый, ты жадный) или от манипуляции другими интересами ребенка. Важно следить за тем, чтобы конфликт не сопровождался отказом в проявлении физической и эмоциональной привязанности или не нарушил эту составляющую отношений на длительное время. За конфликтами и спорами должны следовать быстрые и теплые примирения.

На мой взгляд, уникальная ценность построения поведения в контексте «5 А» заключается в том, что даже в самой трудной ситуации у взрослого всегда остается возможность проявить хотя бы одно положительное качество. Это позволяет показать ребенку, что критике и обесцениванию было подвергнуто определенное поведение или убеждение, но не его личность. Изначально дети плохо понимают разницу между их желаниями, поведением и личностью и склонны отождествлять их. Однако по мере взросления они учатся видеть эту разницу, и постепенно это становится самым важным психологическим навыком взрослой жизни.

Конфликты это идеальная возможность продемонстрировать ребенку еще один важный навык — рациональное обсуждение и решение споров на основе аргументов и переговоров. Запреты следует логически аргументировать. Если аргументы трудно найти, возможно, следует отказаться и от соответствующих запретов.

Наконец, в случае нарушения «5 А» у взрослого всегда есть возможность открыто признать свою ошибку перед ребенком. Мне часто приходится это делать. Однако я с большим удовольствием наблюдаю, что это не только не подрывает мои отношения с дочерью, но и укрепляет их. Может быть трудно адекватно отреагировать на пятое по счету напоминание ребенка о том, что он хочет пить, во время когда ты ведешь машину в напряженном трафике. Когда я признаю свои ошибки и объясняю, почему я совершил их, она понимает, что некоторые мои суждения могут быть неправильными и могут быть спровоцированы временными нарушениями самоконтроля из-за отвлечения внимания внешними факторами. В таких условиях она не торопится приписывать мою критику своей личности. Кроме того, искренний пример признания моих ошибок делает ее более способной признавать свои ошибки.

Какой из принципов «5 А» является самым важным?

Я не думаю, что какой-то из этих аспектов взаимоотношений с ребенком является более важным, чем другие. Все они связаны в единую систему, и невозможно в полной мере воплотить один из «А» без того, чтобы воплотить другие. Выражение «5 А» должно быть искренним и целостным.

Эмоциональную чувствительность ребенка невозможно обмануть. Как показывает в своих исследованиях и книгах американский психолог Пол Блум (Paul Bloom), даже дети раннего возраста обладают высоким эмоциональным интеллектом и наблюдательностью.

Для таких беспомощных созданий, какими дети являются в течение первых лет жизни, вопрос личной ценности это вопрос жизни и смерти. Они полностью зависят от других, и потому внимательно следят за тончайшими эмоциональными проявлениями, сигнализирующими им, продолжают ли взрослые видеть в них ценность.

Все читатели книги Стивена Пинкера (Steven Pinker) «The better angels of our nature. Why violence has declined?» могли понять, что на протяжении почти всей истории человечества быть ребенком было опасно. С точки зрения эволюционной психологии, раннее развитие высокого эмоционального интеллекта было весьма ценным качеством, и потому нет ничего удивительного в том, что дети обладают им.

Исключительная эмоциональная наблюдательность объединяется в детях с другим качеством — выраженной склонностью к неосмысленной имитации и интернализации моделей поведения окружающих людей. Именно поэтому искренность и целостность в выражении «5 А» так важны. Дети понимают и перенимают модели поведения буквально. Например, если говорить ребенку, что он является ценной личностью, но при этом несправедливо притеснять его, манипулировать его ценностями (пусть даже и очень тонко) или игнорировать его интересы, он будет склонен выработать к себе точно такое же отношение. Он будет лгать себе, убеждать себя в том, что он ценная личность, но при этом будет часто пренебрегать своими истинными желаниями и ценностями, позволяя другим людям манипулировать собой.

Является ли практика принципов «5 А» единственной задачей, которая лежит перед родителями?

Конечно, нет. Никто не может поспорить с необходимостью обучения ребенка целому ряду навыков.

Не следует рассматривать «5 А» как конечный перечень практических предписаний. Скорее их нужно рассматривать как принципы, на основе которых мы должны выстраивать все другие воспитательные мероприятия и определять границы вмешательства в жизнь ребенка и в свободу его выражения.

Понимание принципов «5 А» позволят родителям и воспитателям увидеть действительно важные долгосрочные цели воспитания и меньше вредить их достижению попытками реализации краткосрочных целей, таких как выработка определенных норм поведения или навыков.

Почему так случилось, что один из самых важных принципов детского воспитания сформулировал взрослый, а не детский психолог? Почему это психолог, главной темой работы которого является ОКР?

Позволю себе выразить следующее спекулятивное мнение:

Детство это короткий период, перед началом гораздо более продолжительной взрослой жизни. Экстраполируя примеры из клинических областей, я полагаю, что надежным критерием «правильности воспитания» ребенка может быть только показатель психологического здоровья человека во взрослой жизни. Во взрослой жизни человек сталкивается со всем спектром проблем и взаимодействий, и потому только наблюдение за взрослыми позволяет оценить полное долгосрочное влияние разных практик воспитания. По этой причине, я не вижу ничего удивительного в том, что взрослые психологи вносят ценный вклад в детскую психологию.

Джеффри Шварц является одним из ведущих экспертов в области ОКР. Он был консультантом на съемках фильма «Авиатор» о жизни Говарда Хьюза, страдавшего тяжелой формой ОКР.

Как он показывает в своей книге, особенность ОКР заключается в том, что это состояние позволяет составить весьма точное представление о нормальных психологических процессах, лежащих в основе обучения, формирования стабильных моделей поведения, формирования отношения к реальности и к своей личности. ОКР это функциональное расстройство. Это отличает его от других (в том числе более тяжелых) психологических расстройств, при которых работа мозга нарушается на морфологическом и\или на биохимическом уровне, и при которых происходят психологические феномены, не характерные для психики здоровых людей. При ОКР процессы, обеспечивающие нормальное функционирование психики, становятся чрезмерно активными. Это делает их более доступными для изучения.

Как представленные выше выводы и наброски общей теории согласуются с работами других авторов в области психологии?

По определению, верная научная теория должна делать правильные предсказания и объяснять выводы, подтвержденные эмпирическим путем в прошлом.

Все современные работы в области психологии, которые мне довелось прочесть до сих пор, отлично согласуются с выводами Шварца, а их центральные положения могут быть выведены из положений предложенной теории.

Я осознаю, что мои суждения по этому вопросу могут быть искажены ошибкой выбора источников. Несмотря на это, я приведу несколько примеров соответствия:

В одной из своих основных книг по детской психологии — «The Optimistic Child: A Proven Program to Safeguard Children Against Depression and Build Lifelong Resilience» —выдающийся американский психолог и основатель движения позитивной психологии  Мартин Селигман предлагает родителям и воспитателям научно обоснованные рекомендации для развития у детей навыков, необходимых для эффективного решения повседневных конфликтов и противостояния депрессии.

Центральный элемент, необходимый для развития этих навыков, заключается в  способности ребенка понять:

  • что различные проблемы и конфликты не имеют прямого отношения к его личности (not personal),
  • не являются постоянными (not permanent),
  • затрагивают только некоторые, но не все аспекты его жизни (not pervasive).

Это сложная когнитивная задача, требующая больших усилий интроспекции, абстрактного мышления и самоконтроля. Дети становятся способными адекватно выполнять ее в возрасте 9–10 лет или старше.

Дети, которые вовлекаются взрослыми в отношения, построенные по принципам «5 А» с самого раннего детства, будут лучше подготовлены для решения этой задачи и преодоления трудностей подросткового возраста.

Способность подняться над ситуацией, оценить свое эмоциональное и физическое состояние, отделить переживания и критику от своей личности, а также способность и желание рассмотреть альтернативы агрессивного и импульсивного поведения — все это функции Мудрого Защитника.

В своей основной работе, посвященной психологии взрослых людей, «Flourish»Путь к процветанию»), Мартин Селигман определяет ряд элементов, необходимых для формирования состояния процветания во взрослой жизни.

В частности, он показывает, что качество психологического состояния взрослого человека зависит от степени удовлетворение пяти основных потребностей:

  • Позитивные эмоции (Positive Emotion)
  • Вовлеченность (Engagement)
  • Хорошие отношения с людьми (Relationships)
  • Смысл (Meaning)
  • Достижения (Accomplishments).

Опять же несложно увидеть, как способность взрослого человека обеспечить себе эти потребности зависит от степени развития его Мудрого Защитника и то, как отношения, построенные на основе «5 А», помогают ребенку научиться хорошо заботиться о себе, когда он станет взрослым. Регулярная демонстрация «5 А» со стороны взрослых учит ребенка проявлять эти качества по отношению к самому себе.

Во взрослой жизни мы должны стремиться к тому, чтобы удовлетворять личные потребности в «5 А» примерно на 80% и строить отношения таким образом, чтобы остальную часть восполняли близкие нам люди. Как показывает Дэвид Рико, способность самостоятельно удовлетворять основную часть потребности в «5 А» лежит в основе гармоничных взрослых отношений.

Блестящий британский детский психолог Кен Робинсон говорит в своих работах о важности сохранения и укрепления врожденной креативности детей. И в этом случае центральным элементом является отчетливое понимание ребенком ценности собственной личности — продукты творчества ребенка являются способом ее выражения —, а искренняя демонстрация «5 А» со стороны взрослых является самой верной практикой защиты и укрепления креативности.

Американский психолог Брэд Блантон (Brad Blanton) показывает, что в основе большинства психологических конфликтов, с которыми взрослые люди сталкиваются во взрослой жизни, лежат неэффективные тактики самовыражения и преодоления преодоления, которым мы учимся на протяжении раннего детства и подросткового возраста. В книге «Radical Honesty: How to Transform Your Life by Telling the Truth» он называет это «лгать себе и лгать окружающим». Было бы несправедливо обвинять детей в выработке этих неэффективных стереотипов поведения, так как способность осознать эту модель поведения и перепрограммировать ее определенно выше их способности интроспекции. В то же время можно заметить, как отношения, построенные на основе «5 А», дают ребенку хороший пример для подражания, комфортные условия и время, необходимые для выработки эффективных тактик поведения.

Я почти уверен, что не найду противоречий с принципами «5 А» в работах других авторов, которые я отложил для себя: Брене Браун (Brené Brown), Филипп Зимбардо (Philip Zimbardo) и др.

Заключительные рассуждения

Мой интерес к воспитанию выходит за пределы круга моих прямых обязанностей по воспитанию дочери. Как эксперт в области вовлечения пациентов в принятие медицинских решений и как автор образовательного проекта для потребителей медицинских услуг, я вижу как применение перечисленных выше принципов воспитания может оказать важное влияние не только на качество развития детской личности, но и на качество отношений между врачами и пациентами.

Отношения между родителями и детьми формируют модель, по которой выстраиваются другие общественные стереотипы отношений: отношения между преподавателями и учениками, отношения между руководством и подчиненными, отношения между врачами и пациентами.

Создание научно обоснованной медицины является выдающимся достижением человечества, однако для морально оправданного применения ее выводов необходимо изменение старой модели отношений между врачами и пациентами.

Проблема заключается в том, что многие методы лечения и профилактики, предлагаемые доказательной медициной, остаются несовершенными. Они могут принести пользу, но могут причинить и значительный вред.

Так как медицинские решения нередко подразумевают сложные компромиссы, окончательные решения могут принимать только сами пациенты.

Кроме качественной медицинской информации, для этого необходимо, чтобы в отношениях с врачами пациенты не испытывали стеснения в выражении своих переживаний и пожеланий, уверенно настаивали на необходимости учета их мнения, не пренебрегали вопросами личного комфорта и качества жизни.

Для этого также необходимо, чтобы врачи сохраняли чувствительность по отношению к предпочтениям пациентов и поддерживали их способность принимать решения, вместо того, чтобы заменять их своими личными суждениями.

Представьте себе, что у вас есть возможность пройти профилактическое обследование, которое значительно продлевает жизнь одного или двух человек из 1000, но при этом в меньшей или большей степени вредит нескольким сотням участников. Возможный вред может заключаться в бесполезных обследованиях, бесполезном проведении лечения по поводу изменений, которые никогда не причинили бы вреда, серьезных финансовых растратах, стрессе и т.д.

Это не абстрактный пример, а вполне близкое описание возможных исходов современных профилактических обследований, которые повсеместно предлагаются взрослым людям с целью защиты от разных онкологических болезней.

Хотели бы вы, чтобы врач учитывал ваше мнение, рекомендуя вам такое обследование? Как бы вы почувствовали себя, если бы врач, как авторитарный родитель, сам решил, что «хорошо» для вас, и что «плохо», и упрекал бы вас за возражения или попытки защитить свои интересы?

Прогресс технологий приносит в медицину все больше и больше инноваций. Это может быть хорошо, однако, учитывая тот факт, что технологии остаются несовершенными, а биологические принципы устройства нашего организма не меняются, мы можем ожидать, что в будущем нам и нашим детям придется принимать все больше сложных медицинских решений.

Я полагаю, что мудрое применение практики «5 А» может помочь детям вырасти сильными взрослыми людьми, способными позаботиться о себе, непринужденно выражая и защищая свои интересы в любых ситуациях.

Для врачей это будет означать избавление от неоправданной моральной ответственности, которую они берут на себя всякий раз когда в условиях неопределенности они принимают решение за пациента.

Для пациентов это будет означать столь желанное и столь необходимое повышение удовлетворенности от медицинских услуг, моральной оправданности, эффективности, безопасности и доступности медицинской помощи.

Для всех нас это будет означать приближение к такой медицине, какую мы все заслуживаем.

***

 

Первая версия статьи: Newtonew.com| Как не помешать ребёнку вырасти счастливым

This website is certified by Health On the Net Foundation. Click to verify. This site complies with the HONcode standard for trustworthy health information:
verify here.

АВТОР
Александр Касапчук
АЛЕКСАНДР КАСАПЧУК
Редактор Руководства Разумного Потребителя Медицинских Услуг и Информации
в поисках простоты по ту сторону сложности

АВТОР
Александр Касапчук
АЛЕКСАНДР КАСАПЧУК
Редактор Руководства Разумного Потребителя Медицинских Услуг и Информации
в поисках простоты по ту сторону сложности

ИДЕИ, ЛИЧНОСТИ И КНИГИ,
ускоряющие переход к более доступному, научно обоснованному и сосредоточенному на потребностях пациентов решению медицинских проблем
Вы находитесь на блоге нашей организации. В этом разделе сайта наши гости — пациенты, врачи, научные журналисты, авторы, ученые, администраторы клиник, администраторы учебных учреждений, руководители фондов и некоммерческих организаций, студенты и другие участники экосистемы здравоохранения — говорят о том, что уже делается для перехода к более доступному, научно обоснованному и сосредоточенному на потребностях пациентов решению медицинских проблем. Здесь мы также обсуждаем, что еще нужно изменить или улучшить, почему это важно, и как этого можно добиться.
На данный момент основное направление деятельности нашей организации заключается в создании Руководства Разумного Потребителя Медицинских Услуг и Информации. Это информационный источник нового поколения, сфокусированный на предоставлении практически ориентированных, подробных, прозрачных и равносторонних сведений о пользе, вреде и ограничениях медицинских услуг.
Цель нашей работы:

помочь пациентам и врачам принимать обоснованные и взвешенные медицинские решения

помочь пациентам и врачам строить эффективные и морально оправданные отношения: сотрудничество, основанное на обоюдном признании их уникальных ролей и справедливом разделении ответственности, основной задачей которого является формулировка и достижение медицинских целей пациента.

Руководство Разумного Потребителя Медицинских Услуг и Информации состоит из 3 частей:

ЧАСТЬ I: ПРИНЯТИЕ МЕДИЦИНСКИХ РЕШЕНИЙ
ПРИНЦИПЫ ПРИНЯТИЯ МЕДИЦИНСКИХ РЕШЕНИЙ ДЛЯ ПАЦИЕНТОВ И ИХ СЕМЕЙ
ЧАСТЫЕ ОШИБКИ В ТОЛКОВАНИИ МЕДИЦИНСКОЙ ИНФОРМАЦИИ И ВОЗМОЖНОСТИ ИЗБЕЖАТЬ ИХ
ЧАСТЬ II: НАУЧНО ОБОСНОВАННЫЙ ПЛАН ЗАБОТЫ О СЕБЕ
Защита от сердечно-сосудистых заболеваний
Защита от онкологических заболеваний
Контрацепция
ЧАСТЬ III: РЕШЕНИЕ СПЕЦИФИЧЕСКИХ МЕДИЦИНСКИХ ПРОБЛЕМ


ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ И ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА РАССЫЛКУ
Приглашаем наших читателей присоединиться к разумным потребителям медицинских услуг и информации на наших страницах в социальных сетях

Если вы хотите получать одно  сообщение  один  раз  в  несколько  месяцев  о новых статьях и о важных изменениях в опубликованных материалах, которые мы делаем по мере обработки новых данных, подпишитесь на нашу бесплатную рассылку.